Слабые звенья российской системы принудительного исполнения


Слабые звенья российской системы принудительного исполнения
9 Июня 2011
Говоря о звеньях как таковых мы, прежде всего, должны их обозначить.

Во-первых, это судебные органы, выдающие стороне по делу исполнительный лист, во-вторых, это сам взыскатель, обращающийся к приставам-исполнителям, в-третьих, это органы судебных приставов-исполнителей, проводящие процедуру принудительного взыскания, а также государственные органы и банки, с которыми взаимодействует пристав, осуществляя свою деятельность, и замыкает цепь должник как лицо, подвергающееся взысканию.

На наш взгляд, пристальное внимание стоит уделить именно самому приставу - исполнителю.

Как правило, проблем с выдачей судом и получением исполнительного документа стороной судебного дела не бывает. Отдельным примером можно выделить получение обеспечительных мер.

Взыскатель после получения исполнительного листа становится перед выбором попробовать осуществить взыскание самостоятельно, подав исполнительный документ в банк, где находятся счета должника. При грамотно составленном заявлении и юридическом сопровождении, лишающим банк возможности отказать принять его, существенным является лишь наличие денежных средств на счетах должника. Ранее, года три-четыре назад, случались, правда, казусы, когда взыскатель направлял исполнительный лист должнику для проведения последним в отношении себя процедуры взыскания. Однако сейчас такие происшествия ввиду повышения правовой грамотности у сторон маловероятны. При отсутствии сведений о счетах должника или значительной удаленности местонахождения должника от взыскателя ведение исполнительного производства передается приставам-исполнителям, обладающим более обширным «арсеналом» возможностей и методов воздействия на должника.

Сам же должник на этапе исполнения мало что может сделать, за исключением применения не правовых методов воздействия на пристава или попытки срочно перечислить средства на другой счет. Но такое, при контроле со стороны взыскателя, можно пресечь, подав жалобу на бездействия пристава или же путем соответствующих переговоров с банком. Однако, что касается физических лиц, их правовое положение при взыскании несколько лучше, чем у организаций. Злоупотребление ими правом и пользование несовершенством правовой системы позволяет достаточно долго оказывать сопротивление приставу, уклоняясь от процедуры взыскания.

Согласно положениям Федерального Закона №229-ФЗ от 02.10.2007 года (в ред. Федеральных законов от 13.05.2008 N 66-ФЗ, от 30.12.2008 N 306-ФЗ, от 03.06.2009 N 106-ФЗ, от 19.07.2009 N 205-ФЗ, от 27.09.2009 N 225-ФЗ, от 27.09.2009 N 226-ФЗ, от 27.07.2010 N 213-ФЗ, с изм., внесенными Федеральным законом от 17.12.2009 N 325-ФЗ), который определяет условия и порядок принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц, которым при осуществлении установленных федеральным законом полномочий предоставлено право возлагать на физических лиц (граждан), юридических лиц, Российскую Федерацию, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования (организации) обязанности по передаче другим гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного имущества, либо совершение в их пользу определенных действий или воздержание от совершения определенных действий, принудительное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц возлагается на Федеральную службу судебных приставов и ее территориальные органы.

Если с получением исполнительного документа, как уже было сказано выше, особых проблем не возникает, то непосредственно с исполнением судебного акта довольно часто возникают проблемы.

Изредка они касаются данной судом в резолютивной части акта расплывчатой формулировки, из которой не только приставу-исполнителю, но и самому взыскателю может быть неясно, что именно требуется исполнить. Однако такие случаи довольно редки.

Обычной ситуацией, связанной с несовершенством нашей системы исполнения, является относительно долгий (может достигать недели, в зависимости от загруженности местного отделения ССПИ) период распределения исполнительного документа из канцелярии конкретному приставу, а также большие сроки работы приставов по исполнению указанных в соответствующих документах действий.

П. 1 ст. 36 вышеуказанного закона установлено, что содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства, за исключением требований, предусмотренных частями 2 - 6 приведенной статьи. Т.е. исключения из двухмесячного срока составляют случаи, когда срок исполнения установлен федеральным законом или исполнительным документом, поручение пристава-исполнителя при необходимости совершения отдельных исполнительных действий и (или) применения отдельных мер принудительного исполнения на территории, на которую не распространяются полномочия судебного пристава-исполнителя, восстановление на работе незаконно уволенного или переведенного работника, указания в исполнительном документе немедленного срока исполнения такого документа или же проведение обеспечительных мер. Однако реальность такова, что установленный двухмесячный срок практически не соблюдается. В чем же причина? Ответ прост – человеческий фактор. Такие вещи, как воздействие на пристава должником через предложение поправить свое финансовое состояние в обмен на отложение в долгий ящик мероприятий по взысканию или же вовсе отписывание приставом о невозможности взыскания, а также волокита с целью получить какую-либо сумму с взыскателя не секрет, однако не они составляют основную проблему.

В рассматриваемом сейчас случае основную негативную роль играет перегруженность органов исполнительного производства этим самым производством - рабочий день пристава обычно значительно превышает стандартные 8 часов плюс 1 час перерыва. Заработная плата, как и во многих прочих государственных органов, также оставляет желать лучшего, из-за чего квалифицированный специалист долго не задерживается. Бывает также и отсутствие нормального материально-технического обеспечения. Ввиду такой нагрузки и непривлекательности условий работы велика и текучесть кадров. В итоге волей-неволей пристав бывает просто вынужден нарушать установленный законом срок.

К тому же зачастую пристав редко видит содействие от сторонних организаций, ввиду невозможности как следует заставить их сотрудничать на основании закона: так, например, банки договариваются с должниками, предупреждая их о приходе постановления пристава о взыскании, предоставляют возможность должнику снять деньги, одновременно отписываясь приставу, что средств на счетах нет. Органы милиции, которые в принципе должны сотрудничать и взаимодействовать с приставами, оказывая им поддержку при мероприятиях на месте, зачастую игнорируют запросы исполнителей по оказанию такой поддержки.

Помимо собственных действий по месту нахождения должника и общения с банками, где находятся счет должника, пристав также рассылает запросы в ряд других госорганов, разыскивая активы и собственность должника. Ответ на запрос может идти больше месяца, что так же вносит свою посильную «лепту» в задержку исполнения. Таким образом, в сумме мы получаем растянутые сроки исполнения и зачастую ответ пристава о том, что у должника ничего нет. Здесь, правда, стоит отметить, что перевод активов должник может провести до направления исполнительного листа приставу, еще на стадии вынесения решения судом, однако имеющая место быть задержка ведения производства приставом дает дополнительную фору во времени.

Таким образом, подводя итог вышеизложенному, можно утверждать, что слабым звеном цепи системы принудительного исполнения является сама несовершенная система организации исполнения решений, которая не дает реальной возможности приставу-исполнителю пользоваться всеми предоставленными ему законом возможностями по проведению необходимых для выполнения предписаний исполнительного документа мероприятий, а также отсутствие внятных регулирующих взаимодействие службы судебных приставов исполнителей с другими ведомствами норм права.