Проблемы систем цифровой наличности в России


Проблемы систем цифровой наличности в России
4 Октября 2010
В последнее время уровень глобализации мировой экономики, под влиянием постоянно растущей сети Интернет, предоставляет нам широчайшие возможности самостоятельного проведения практически любых расчетно-банковских операций при помощи системы цифровой наличности. Важнейшей составляющей этой системы является обеспечение безопасности и оперативности управления финансовыми потоками, в том числе с использованием банковской системы электронных платежей.

В последние годы отечественная, как, впрочем, и международная кредитно-финансовые системы, включая корпоративные информационно-банковские системы электронных платежей, существенно изменились в виду расширения области применения новых технологических возможностей Интернет. Стоит сказать, что сегодня банки наиболее заинтересованы в максимальном использовании этих возможностей в реализации, например, таких идей, как «виртуальных денег», «электронных кошельков», «пластиковой электронной валюты» и т.д.

Крупнейшие корпорации электронных платежных систем делают всё возможное, чтобы уровень безопасности проведения электронно-банковских платежей в интернете оставался максимально высоким. Тем не менее, хищение средств с электронного счета является сегодня одним из самых привлекательных источников дохода для кибер-преступности.

И всё же, несмотря на имеющиеся риски, электронный банкинг имеет огромное множество преимуществ, среди которых – простота, удобство, возможность приобретать товары и оплачивать услуги не выходя из дома и т.д. Уже сейчас совершенно очевидно, что традиционные банковские карты сдают свои позиции, уступая место современным системам цифровой наличности.

Электронные деньги – чьих «рук» дело?

Так что же такое электронные деньги? Примечательно, что за более чем десятилетнюю историю существования и развития цифровой наличности не выработано ни одного четкого понятия этого платежного средства. Вероятно, этот момент связан с их динамической природой и отсутствием законодательной регламентации основных аспектов электронно-банковской деятельности. К тому же большинство участников рынка дают определения не столько электронным деньгам, сколько характеризуют их сущность.

И всё-таки, если проанализировать весь имеющийся массив понятий и признаков, характеризующих электронные деньги, то можно прийти к выводу, что система электронной наличности – это хранение некой суммы денежной стоимости при помощи программно-аппаратных средств обеспечения. В свою очередь под последним может пониматься персональный компьютер с инсталлированной соответствующей клиентской программой, поддерживающей доступ к кошельку и необходимым он-лайн сервисам. Заметим также, что управление своими электронными деньгами возможно в некоторых случаях и без установки клиента, а посредством доступа к своему кошельку через систему официальных сервисов в Интернете.

Однако в научно-практических кругах наибольшую полемику вызывает не само определение электронных денег, а их правовая природа. В частности, актуальным остается вопрос относительно нарушения принципа монопольного выпуска денежных средств государством, которое сейчас по сути своей происходит в ходе внедрения систем цифровой наличности. А это в свою очередь грозит кардинальным пересмотром многих сторон денежной теории. Следует обозначить, что на сегодня эмиссию электронной наличности в большинстве своем осуществляет непосредственно организатор одной из виртуальных платежных систем, но никак не Центробанк или какое-либо кредитно-финансовое учреждение вообще. В данном случае как нельзя лучше подходит термин «частные деньги», сформулированный известным российским экономистом Артемом Генкиным.

Заметим, что отсутствие законодательного закрепления правового статуса систем электронной наличности вызывает хаотичное появление всё новых участников рынка без какого-либо финансового регулирования со стороны государственных органов. При этом такого рода «частные» эмитенты аналогов денежным средствам с каждым годом оказывают всё большее влияние на функционирование национальной экономики. А отсутствие четко определенных правил деятельности данных субъектов скорее порождает больше проблем и всевозможных злоупотреблений цифровой наличностью, нежели способствует нормальному развитию данного сегмента рынка.

Любопытно, что, по мнению некоторых аналитических исследований, законодательное закрепление функционирования системы цифровой наличности и введения институтов финансового регулирования будет только на руку ныне действующим электронно-платежным системам, которые тем самым легитимизируют свой статус и надолго закрепятся в качестве полноправных участников стремительно развивающегося рынка. К тому же, основные участники систем электронного банкинга не только придумали свои алгоритмы работы, но и проводят активные PR-кампании относительно правового обеспечения собственной деятельности.

Большие возможности, но минимальные гарантии

В России наибольшую популярность получили две крупные электронно-платежные системы, которые работают с цифровой наличностью, причем каждая из них использует свой собственный подход к моделям электронных денежных знаков. Эти системы сегодня у каждого на слуху, а именно - WebMoney и «Яндекс. Деньги». Первая система обозначает условную наличность титульными знаками, а вторая т.н. авансовым платежом. Сторонники двух систем уверены в том, что имея высокий уровень ликвидности, которая поддерживается предварительно внесенным денежным покрытием, можно приобретать и реализовывать различные финансовые продукты, такие, например, как заказ авиа и ж/д билетов, оплата коммунальных и информационных услуг и т.д. К тому же подчеркивается преимущество использования электронной наличности для осуществления взаиморасчетов с другими участниками системы.

Достаточно любопытным остаётся тот факт, что система «Яндекс. Деньги» позиционирует себя как структура, имеющая лицензию Банка России, которая была выдана на разработанную технологию PayCash, на основе которой и функционируют «Яндекс. Деньги». В этой лицензии, которая была выдана в конце 2002 года, предоставляется исключительное право банку «Таврический» (один из основных акционеров системы «Яндекс. Деньги») осуществлять выпуск предоплаченных финансовых продуктов. При этом сам порядок эмиссии и обращения этих фин. продуктов регламентирован указанием Банка России под названием «О процедуре выдачи регистрационных свидетельств кредитным учреждениям - резидентам на осуществление права выпуска предоплаченных финансовых продуктов» «277-У от 03 июля 1998 года. Однако, если тщательно просмотреть все этапы прохождения любого платежа в системе «Яндекс. Деньги», то можно прийти к неизбежному выводу, а именно: никакого отношения существующие схемы электронного банкинга к предоплаченным финансовым продуктам попросту не имеют.

На практике это выглядит следующим образом: для пополнения банковским переводом своего электронного кошелька «Яндекс. Деньги» в поле «Назначение платежа» указано «Для участника №… системы. Авансовый платеж» и получателем средств числится ООО «Алкор-М». Соответственно, ни задекларированный банк «Таврический», ни предоплаченные финансовые платежи в осуществлении данных операций не задействуются. Кроме того, здесь невозможно даже провести документов при переуступке авансовых прав друг другу. Заметим также, что приобретение предоплаченного финансового продукта возможно только после определение его предмета, которым может быть какой-либо товар или услуга, выступающие своего рода эквивалентным выражением. В случае с цифровой наличностью этого не происходит, а взаимодействие клиента и системы происходит посредством принятия всевозможных соглашений, разработанных компанией.

Другими словами, все доводы платежной системы «Яндекс. Деньги» относительно законодательной гарантии своей деятельности не имеют оснований и являются просто эффективным PR-ходом, направленным на привлечение большего числа участников.

А вот система электронных платежей WebMoney определила себя как «единая система по управлению имущественными правами, выраженными в титульных знаках», при этом непосредственно оператор является гарантом целостности и надежности нахождения активов в системе. Таким образом, современные электронные платежные системы имеют колоссальный потенциал, однако отсутствие четких законодательно определенных правил ведения деятельности создает неопределенность в этом сегменте рынка электронно-информационных систем.

Чек - основа работы платежных электронных систем?

Теперь же стоит определиться с правовой характеристикой выше упомянутых аналоговых активов и титульных знаков, которыми, собственно говоря, и управляют операторы платежных систем.

Стоит заметить, что статус электронных ваши деньги приобретают только тогда, когда вы их через банк или платежный терминал переводите на свой персональный виртуальный кошелек, откуда уже можно совершать платежи онлайн за различные услуги и товары, а также проводить обмен электронных валют. Однако в чем заключается сущность титульных знаков и можно ли их сравнивать с традиционным понятием чек?

Участники WebMoney уверены, что титульные знаки WMR учитывают все требования, которые предъявляются к традиционным бумажным чекам. Главные отличия состоят в форме выражения чека и способе подписи (электронно-цифровая). В остальном же, можно сказать, что титульные знаки являются чеком электронного вида на предъявителя, в соответствии с чем его обладатель имеет возможность предъявить для исполнения, то есть к оплате. В этом контексте, чтобы расставить все точки над «и», давайте обратимся к положениям гражданского законодательства относительного правовой характеристики чека.

В соответствии с п.1 статьи 877 ГК России главными признаками чека являются:
  1. Удостоверение имущественных прав, передача или осуществление которых возможны только при его предъявлении;
  2. Соблюдение установленной законом формы и общеобязательных реквизитов – в законе не предусматривается возможность использования электронно-цифровой подписи.
Если по первому пункту еще можно навести определенные параллели с титульными знаками, то вот на счет общеобязательных реквизитов необходимо дополнительно обратиться к ст. 878 ГК РФ, согласно которой чек должен включать следующие реквизиты:
  • наименование (чек), которое включается в текст документа;
  • поручение на плательщика о выплате обозначенной денежной суммы;
  • наименование лица плательщика и указание его платежного счета, с которого будут проводиться выплаты;
  • указание валюты;
  • место и дата составления документа;
  • подпись лица, которое выдает чек.
Разумеется, что какие-либо аналогии с уже существующими видами документных обязательств проводить можно, однако в таком случае мы допустим подмену понятий, ведь, как известно, чек – это в отличие от титульных знаков, неэмиссионная бумага, соответственно и правовая природа у этих обязательств разная. Поэтому до закрепления в законодательстве правового статуса титульных знаков, вопрос об их юридическом содержании останется спорным.

Неопределенное настоящее. А будущее?

Итак, цифровая наличность не является ни денежными знаками, ни чеками на предъявителя, и в то же время на нее не распространяется действие нормативно-правовых актов о системе безналичных расчетов. Вместе с тем спрос на электронные деньги с каждым годом только возрастает, а все утверждения относительно нелегальности «цифровой наличности» являются надуманными, поскольку пробелы в законодательном регулировании - ещё не означает априори нарушение закона. Сегодня цифровая наличность – это новый субинститут в гражданском праве, нуждающийся в законодательном признании и соответствующем закреплении правового статуса. На сегодняшний день имеется острая необходимость в создании качественного правого поля для деятельности всех участников электронно-платежных систем. В целом в мире этот вопрос решается посредством принятия регулятивных актов и четкого определения статуса всех участников подобных систем – по данному пути идет Европейский Союз, делаются попытки правового обеспечения и в некоторых странах СНГ. Теперь же ход за Россией, и от того, насколько он будет продуманным, зависит будущие отечественных систем цифровой наличности, а вместе с ними и множества сегментов электронной коммерции.