Проект постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О понятии выгодоприобретателя в сделках с заинтересованностью"


25 Января 2007
ПРОЕКТ
ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Москва ________ 2007 г. №

"О понятии выгодоприобретателя в сделках с заинтересованностью"

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в соответствии со статьёй 16 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» рекомендует арбитражным судам при разрешении споров, связанных с участием выгодоприобретателя в сделках с заинтересованностью, руководствоваться следующим.
  1. В соответствии с пунктом 1 статьи 81 Федерального закона «Об акционерных обществах» (далее – Закон об акционерных обществах, Закон) член совета директоров (наблюдательного совета), лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, в том числе управляющая организация или управляющий, член коллегиального исполнительного органа общества, акционер общества, имеющий совместно с его аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций общества, а также лицо, имеющее право давать обществу обязательные для него указания, могут быть признаны заинтересованными в совершении обществом сделки, в том числе, если они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные лица являются выгодоприобретателем в сделке либо владеют (каждый в отдельности или в совокупности) 20 и более процентами акций (долей, паев) юридического лица, являющегося выгодоприобретателем в сделке, либо занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося выгодоприобретателем в сделке, а также должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица.

  2. При применении указанной нормы необходимо исходить из того, что выгодоприобретателем в сделке признаётся лицо, непосредственно получающее права по данной сделке, в частности, выгодоприобретатель по договору страхования, выгодоприобретатель по договору доверительного управления имуществом, бенефициар по банковской гарантии, получатель средств по аккредитиву, третье лицо, в пользу которого заключён договор в соответствии со статьёй 430 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). Лицо, не приобретающее права по сделке, не может быть признано выгодоприобретателем по ней лишь в силу получения по сделке экономической выгоды в момент её совершения, в частности, лицо, выступающее должником по обязательству, в обеспечение которого акционерное общество заключает договор поручительства или залога с кредитором.

    ВАРИАНТ последнего абзаца: Выгодоприобретателем может быть признано также любое лицо, на момент совершения сделки получающее любые, в том числе экономические, выгоды вследствие её совершения, в частности, лицо, выступающее должником по обязательству, в обеспечение которого акционерное общество заключает договор поручительства или залога с кредитором.

    В тех случаях, когда акционерное общество заключает сделку с должником об условиях предоставления кредитору поручительства или залога в обеспечение исполнения обязательств должника, необходимо учитывать, что в указанной сделке должник выступает в качестве стороны, а не выгодоприобретателя.

  3. В соответствии с пунктом 1 статьи 84 Закона об акционерных обществах сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, совершённая с нарушением требований к сделке, предусмотренных данным законом, может быть признана недействительной по иску общества или акционера. При рассмотрении исков о признании сделки с заинтересованностью недействительной (в том числе при участии в сделке выгодоприобретателя) арбитражным судам следует проверять, знала ли другая сторона в двусторонней сделке или лицо, к чьей пользе служит односторонняя сделка, о наличии признаков заинтересованности и несоблюдении установленного порядка её совершения или должна ли была она знать об указанных обстоятельствах. В случае добросовестности указанных лиц, исходя из смысла пункта 1 статьи 84 Закона об акционерных обществах, с учётом необходимости обеспечения стабильности гражданского оборота и по аналогии со статьёй 174 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка не может быть признана судом недействительной.

  4. В соответствии со статьёй 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, свидетельствующих о том, что другая сторона в двусторонней сделке или лицо, к чьей пользе служит односторонняя сделка акционерного общества, знала или должна была знать о наличии признаков заинтересованности и несоблюдении установленного порядка совершения сделки, возлагается на лицо, заявившее иск о признании сделки недействительной.

    Отказ в иске, предъявленном акционером или акционерным обществом, не лишает указанных лиц возможности предъявить требование о возмещении убытков, причинённых обществу лицами, указанными в пункте 5 статьи 71 Закона об акционерных обществах.

  5. При рассмотрении исков об оспаривании сделок с заинтересованностью судам необходимо учитывать, что на истца возлагается бремя доказывания того, каким образом оспариваемая сделка нарушает его права и законные интересы. При установлении арбитражным судом убыточности сделки для акционерного общества, следует исходить из того, что права и законные интересы истца нарушены, если не будет доказано иное. 4. В соответствии с пунктом 1 статьи 45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об обществах с ограниченной ответственностью) лица, указанные в данной норме, признаются заинтересованными в совершении обществом сделки, в том числе при условии, что они, их супруги, родители, дети, братья, сестры и (или) их аффилированные лица являются стороной сделки или выступают в интересах третьих лиц в их отношениях с обществом либо владеют (каждый в отдельности или в совокупности) двадцатью и более процентами акций (долей, паев) юридического лица, являющегося стороной сделки или выступающего в интересах третьих лиц в их отношениях с обществом, либо занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной сделки или выступающего в интересах третьих лиц в их отношениях с обществом. При применении пункта 1 статьи 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью необходимо учитывать, что по его смыслу участие указанных лиц в сделке в качестве выгодоприобретателей также может служить в качестве основания для признания сделки недействительной при несоблюдении требований к порядку совершения сделок с заинтересованностью.

  6. ВАРИАНТ последнего абзаца: При применении пункта 1 статьи 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью необходимо учитывать, что согласно буквальному его смыслу участие указанных лиц в сделке в качестве выгодоприобретателей не может служить в качестве основания для признания сделки недействительной по мотиву несоблюдения требований к порядку совершения сделок с заинтересованностью. Председатель Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации А.А. Иванов Секретарь Пленума, судья Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации А.С. Козлова

    Справка о выгодоприобретателях в сделках с заинтересованностью При определении критериев отнесения сделки с участием акционерного общества к числу сделок с заинтересованностью законодатель использовал следующий подход: указанные в законе лица признаются заинтересованными в совершении обществом сделки, если они или иные указанные в законе лица являются в этой сделке стороной, выгодоприобретателем, представителем или посредником (пункт 1 статьи 81 Закона об акционерных обществах). Как показало изучение арбитражной практики, достаточно остро стоит вопрос о том, кто может быть признан выгодоприобретателем.

    Соответствующей практики на уровне судов кассационных инстанций немного, но она представлена практически в каждом округе и при этом отсутствует единообразие в подходах судов. Наиболее распространена следующая ситуация: заемщик заключает кредитный договор с банком, а поручителем или залогодателем по обязательству заемщика выступает третье лицо, как правило, аффилированное с заемщиком (общее руководство, общие акционеры и т.д.). Это нормальная хозяйственная ситуация, поскольку предоставление поручительства или залога за неизвестное и не связанное какими-либо особыми отношениями с поручителем (залогодателем) лицо практикуется редко. В настоящей справке вопрос о наличии заинтересованности в сделке поручительства или залога исследуется применительно к акционерному обществу – поручителю или залогодателю. 1. В практике представлены два противоположных подхода.

    Согласно первому подходу в рассматриваемой ситуации в сделке поручительства (залога) лицо – заемщик по кредитному договору, хотя и не участвует в качестве стороны, представителя или посредника, но является выгодоприобретателем, поскольку совершение указанной обеспечительной сделки прямо отражается на его интересах (чаще всего это условие предоставления кредита). Таким образом, выгодоприобретатель рассматривается как фактическое понятие, получающее свое наполнение в каждом конкретном случае. Эта позиция представлена в следующих арбитражных делах: ФАС ВВО № А82-3069/2004-45 и № А82-3068/2004-45 от 23.05.2005 г.; ФАС СКО № Ф08-1825/2006 от 3.05.2006 г. (поручительство), № Ф08-3683/2005 от 24.08.2005 г. (ипотека), № Ф08-1780/2005 от 01.06.2005 г. (залог). Широкое понимание выгодоприобретателя продемонстрировано ФАС СКО в постановлении от 13.01.2005 г. № Ф08-5785/2004, в котором выгодоприобретателем в сделке по внесению взноса в уставный капитал ОАО названо физическое лицо, владеющее контрольным пакетом акций данного ОАО. Основной аргумент в пользу этого подхода заключается в том, что он позволяет защищать миноритарных акционеров в ситуациях, когда генеральный директор заключает от имени акционерного общества договор поручительства или залога по собственным обязательствам (чаще всего – заёмным) или по обязательствам своих близких. Подобная схема достаточно часто используется при злоупотреблениях, а широкий подход к понятию выгодоприобретателя позволяет с ней бороться.

    Второй подход является более формальным и заключается в том, что выгодоприобретателем может признаваться только лицо, получающее какие-либо права по сделке, не являясь в ней стороной. В ГК РФ существуют два договора, в которых поименованы фигуры выгодоприобретателей – страхование и доверительное управление имуществом. Кроме того, могут быть основания для того, чтобы квалифицировать как выгодоприобретателя бенефициара по банковской гарантии, получателя средств по аккредитиву и третье лицо, в чью пользу заключается договор (статья 430 ГК РФ). Однако все эти случаи объединяются тем, что преимущества, извлекаемые выгодоприобретателем из сделки, носят правовой, а не фактический характер.

    Рассмотренная выше ситуация с поручительством или залогом за третье лицо под указанное понимание выгодоприобретателя не подпадает. Судебная практика с подобной позицией представлена в постановлении ФАС МО от 5.12.2003 г. № КГ-А41/9659-03. Косвенные признаки подобной позиции можно усматривать в постановлении ФАС ВСО от 24.08.2005 г. № А19-6526/05-7-Ф02-4112/05-С2. В постановлении ФАС МО от 12.07.2006 г. № КГ-А40/6138-06 суд не усмотрел признаков выгодоприобретателя у лица, которое владело 15 % акций в уставном капитале одной из сторон в сделке (дело не связано напрямую с поручительством или залогом за третье лицо). В поддержку данного варианта может быть приведено достаточно много аргументов.

    Во-первых, столь широкое толкование термина «выгодоприобретатель» влечет значительное расширение буквального смысла закона. Пользуясь той же логикой, можно сказать, что в какой-нибудь невыгодной для акционерного общества сделке выгодоприобретателем является его конкурент; в договоре купли-продажи автомобиля выгодоприобретателем является сервисный центр, в котором этот автомобиль будет обслуживаться, и т.п. Данные примеры, конечно, утрируют ситуацию, но логика может оказаться очень заманчивой и привести к полной дезориентации оборота.

    Во-вторых, понятие выгодоприобретателя должно иметь правовое содержание в той же мере, в какой имеют правовое содержание термины «сторона», «представитель» и «посредник», использованные законодателем в одной норме с выгодоприобретателем. В противном случае придется каждый раз разбираться, является ли должник, за которого дано, например, поручительство, - выгодоприобретателем. Известны дела, когда поручительство принимается без ведома и без согласия основного должника (с целью манипуляций с подсудностью, с целью обхода соглашения о запрете уступки прав по обязательству и др.). Не вызывает сомнений, что в этом случае нельзя будет его назвать выгодоприобретателем.

    В-третьих, если под выгодоприобретателем понимать любых лиц, которые фактически заинтересованы в сделке, утрачивает смысл перечисление в законе таких участвующих при заключении сделки лиц как стороны, представители, посредники. Любой из указанных участников вполне мог быть охвачен понятием выгодоприобретателя: сторона является выгодоприбретателем (в фактическом значении слова), поскольку приобретает права по сделке; посредник и представитель – поскольку получают вознаграждение за свои действия.

    В-четвёртых, объем сделок, квалифицируемых как сделки с заинтересованностью и признаваемых недействительными арбитражными судами, крайне значителен и представляет большую угрозу для стабильности оборота, особенно с учетом того, что достоверно проверить, имеются ли признаки сделки с заинтересованностью в конкретной обеспечительной сделке, банки (кредиторы) в некоторых случаях не могут, и их добросовестность прямо не названа законодателем основанием для непризнания сделки недействительной. Таким образом, данный институт широко используется недобросовестными заемщиками (взаимосвязанными с ними залогодателями и поручителями) для того, чтобы уходить от возврата кредита или делать положение кредитора весьма затруднительным. Не очевидная для кредитора аффилированность залогодателя с должником встретилась в деле Президиума № 9675/06.

    С учетом данного соображения любое расширительное толкование правил Закона об акционерных обществах о сделках с заинтересованностью может оказаться неоправданным.

  7. В качестве компромисса между указанными точками зрения может быть предложен следующий комплексный вариант решения проблемы, в котором предпринимается попытка преодолеть отмеченные выше отрицательные стороны каждой из приведённых точек зрения (пункт 2 проекта информационного письма).

  8. Если признание недействительной сделки с заинтересованностью поставить в зависимость от того, добросовестна ли другая сторона в данной сделке, допустимо прибегнуть к экономико-фактическому пониманию выгодоприобретателя (первая точка зрения). В этом случае наиболее распространённые примеры, когда директор поручается или закладывает имущество от имени акционерного общества в обеспечение собственных обязательств, получат решение в пользу миноритарных акционеров, оспаривающих сделки, поскольку кредитор, принимая такое поручительство или залог, должен понимать, что это сделка с заинтересованностью, требующая особого порядка её одобрения. Напротив, ситуации, при которых заинтересованность соответствующих лиц в совершении сделки будет настолько завуалированной, что контрагент не мог её установить, будут разрешены в пользу добросовестного контрагента.

  9. В связи с высказанными на заседании Президиума 14.12.2006 г. замечаниями в тексте проекта постановления отражена идея о том, что оспаривание сделки с заинтересованностью возможно только в том случае, когда истец докажет, какие конкретные нарушения его прав и законных интересов повлекла оспариваемая сделка. В качестве одного из критериев предлагается принять факт причинения оспариваемой сделкой убытков акционерному обществу.

  10. В заключение необходимо обратить внимание на то, что положения о сделках с заинтересованностью в Законе об акционерных обществах и в Законе об обществах с ограниченной ответственностью отличаются друг от друга. Поскольку нельзя усмотреть ни теоретических, ни практических соображений для того, чтобы по-разному регулировать один и тот же вопрос для столь близких видов коммерческих организаций, предполагается в информационном письме дать разъяснение и по вопросу о выгодоприобретателе для сделок, совершаемых обществами с ограниченной ответственностью.

  11. С одной стороны, буквальное толкование пункта 1 статьи 45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» («... является стороной или выступает в интересах третьих лиц в их отношениях с обществом…») говорит в пользу мнения о том, что участие заинтересованного лица в сделке в качестве выгодоприобретателя не может служить основанием для её признания недействительной. Как следствие, многие злоупотребления менеджмента в ООО могут отказаться необратимыми. С другой стороны, можно занять точку зрения о том, что законодатель допустил пробел в правовом регулировании и этот пробел может быть восполнен либо расширительным истолкованием норм Закона об обществах с ограниченной ответственностью, либо при помощи аналогии с Законом об акционерных обществах. Соответствующие два варианта разъяснения, касающегося ООО, включены в пункт 3 проекта информационного письма, поскольку целесообразно внести ясность в данную проблему.

Управление анализа и обобщения судебной практики