Судебная практика Верховного Суда РФ


1 Марта 2007
Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 2006 года по уголовным делам.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 41-П06 по делу Спиридонова.

Убийство, совершенное из личных неприязненных отношений, неправильно расценено как убийство из хулиганских побуждений. Спиридонов осужден за убийство из хулиганских побуждений и с особой жестокостью. Как указано в приговоре, нетрезвый Спиридонов встретил на улице ранее незнакомого ему А. Во время разговора о приобретении спиртных напитков, используя как незначительный повод тот факт, что А. оскорбил его жену, Спиридонов стал избивать последнего, нанес ему несколько ударов руками и ногами, от чего потерпевший ударился о ворота гаража, а затем упал на землю. Спиридонов же стал бросать в него камни, попадая в голову. Потерпевший пытался отползти в сторону, закрывал голову руками, однако Спиридонов продолжал бросать в него камни и причинил телесные повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы. В результате причиненных несовместимых с жизнью телесных повреждений потерпевший скончался на месте происшествия. Действия Спиридонова квалифицированы судом по пп. "д", "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Осужденный Спиридонов в надзорной жалобе просил изменить судебные решения, утверждал, что убийство он совершил не из хулиганских побуждений и в его действиях не было особой жестокости.
Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил надзорную жалобу осужденного частично, указав следующее.
Вина Спиридонова в убийстве с особой жестокостью установлена имеющимися в материалах уголовного дела доказательствами. Убийство потерпевшего суд признал также совершенным из хулиганских побуждений, поскольку, по мнению суда, был использован незначительный повод как предлог для его совершения.
Однако такой вывод суда является ошибочным.

По смыслу закона убийство из хулиганских побуждений – это убийство, основанное на явном неуважении к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение.
Таких данных по делу не установлено. Спиридонов в своих показаниях последовательно утверждал, что потерпевший высказался оскорбительно в адрес его жены, и он решил с ним "разобраться".
Эти показания Спиридонова не опровергнуты, более того, они признаны судом достоверными и приведены в приговоре. При таких данных действия Спиридонова, совершенные в ответ на оскорбительное высказывание о его жене, т. е. из личной неприязни, не могут рассматриваться как совершенные из хулиганских побуждений. Указание об осуждении Спиридонова по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ исключено из приговора.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 255-П06 по делу Александрова

Действия виновного, связанные с уничтожением или повреждением автомашины, которая была им похищена, представляют собой способ распоряжения похищенным имуществом по своему усмотрению и дополнительной квалификации по ч. 2 ст. 149 УК РСФСР (ч. 2 ст. 167 УК РФ) не требуют.
Согласно приговору в январе 1993 г. Александров напал на водителя автомашины, ударил его и задушил шарфом, труп спрятал в багажник, а затем завладел деньгами в сумме 1600 руб., автомашиной и находившимся в ней имуществом. Впоследствии Александров с целью сокрытия преступления облил автомобиль бензином и сжег с находившимся в нем трупом потерпевшего.
Суд квалифицировал действия Александрова по п. "а" ст. 102, п. "в" ч. 2 ст. 146 и ч. 2 ст. 149 УК РСФСР.
Президиум Верховного Суда РФ судебные решения в части осуждения Александрова по ч. 2 ст. 149 УК РСФСР отменил и дело прекратил за отсутствием в его действиях состава преступления.
В постановлении Президиум мотивировал свое решение следующим.

Материалами дела установлено, что осужденный завладел автомобилем и другим имуществом потерпевшего с целью обращения в свою собственность. Однако впоследствии, испугавшись возможности разоблачения, он уничтожил машину путем поджога. В данном случае Александров распорядился похищенным имуществом по своему усмотрению, поэтому в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 149 УК РСФСР.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 151-П06 по делу Амакачева

Судебное решение в части осуждения по ч. 1 ст. 213 УК РФ отменено в связи с изменениями, внесенными в эту статью Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации". По приговору суда от 17 июня 1997 г. Амакачев осужден к лишению свободы по ч. 3 ст. 213, п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 3
ст. 30, пп. "б", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, наказание назначено с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ.
Постановлением судьи от 7 апреля 2004 г. Амакачев считается осужденным по ч. 1 ст. 213 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.), п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ, наказание назначено с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ.
Президиум Верховного Суда РФ судебные решения в части осуждения Амакачева по ч. 1 ст. 213 УК РФ отменил, а дело в этой части прекратил за отсутствием в его действиях состава преступления по следующим основаниям.
Из материалов дела видно, что в помещении клуба, где граждане праздновали Новый год, между Амакачевым и Т. произошла ссора, перешедшая в драку. Когда П. стал разнимать дерущихся, Амакачев ударил его ножом и вышел из клуба, там ударил ножом в живот Ш., также пытавшегося отобрать у него нож. При драке с Т. Амакачев нож не применял, и до вмешательства П. и Ш. ножа никто из присутствующих у него не видел. Он использовал нож в качестве орудия преступления при совершении убийства П. и покушения на убийство Ш. как лиц, выполнявших свой общественный долг.
Действия в отношении Т. Амакачев совершил без применения оружия и предметов, используемых в качестве оружия. В связи с тем, что в ст. 213 УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. внесены изменения и такие действия декриминализированы, за их совершение Амакачев не может быть привлечен к уголовной ответственности.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 86-П06 по делу Килюшик

Начало испытательного срока исчисляется с момента провозглашения приговора, а не с момента вступления приговора в законную силу.
По приговору суда от 2 июня 2000 г. Килюшик, судимая 10 августа 1994 г. по ч. 3 ст. 145 УК РСФСР к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком пять лет, осуждена по ч. 4 ст. 33, пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 1 ст. 162 УК РФ.
Из приговора видно, что испытательный срок, назначенный при условном осуждении по приговору от 10 августа 1994 г., истек 10 августа 1999 г., т. е. до совершения Килюшик нового преступления в октябре 1999 г.
Назначая осужденной наказание по совокупности приговоров в соответствии с требованиями ст. 70 УК РФ, суд первой инстанции ошибочно исходил из того, что испытательный срок исчисляется с момента вступления приговора в законную силу, тогда как по закону этот срок исчисляется с момента провозглашения приговора.
Поскольку на момент совершения нового преступления судимость Килюшик по приговору от 10 августа 1994 г. была погашена в соответствии с требованиями п. 3 ч. 1 ст. 57 УК РСФСР, суд надзорной инстанции исключил из приговора указание на назначение наказания по правилам ст. 70 УК РФ и на признание в качестве обстоятельств, отягчающих наказание, рецидива преступлений и неоднократности преступлений.
Как видно из приговора суда, при назначении наказания Килюшик по ч. 4 ст. 33, пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ суд исходил из того, что в ее действиях имеется особо опасный рецидив преступлений и наказание отягчают рецидив и неоднократность преступлений, тогда как предыдущая судимость была погашена и в соответствии с ч. 6 ст. 86 УК РФ аннулировала все правовые последствия, связанные с данной судимостью.
При таких обстоятельствах наказание, назначенное Килюшик по ч. 4 ст. 33, пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, подлежит смягчению.
Кроме того, суд надзорной инстанции переквалифицировал действия осужденной с ч. 1 ст. 162 УК РФ на п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.) и, учитывая характер и степень общественной опасности данного преступления, наличие у Килюшик на момент вынесения приговора малолетних детей, отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, смягчил ей наказание.

Определение N 43-О04-41 по делу Митрофанова и др.

Статья 63 УПК РФ не содержит запрета на рассмотрение уголовного дела в суде первой инстанции судьей, участвовавшим в рассмотрении в суде второй инстанции жалобы обвиняемого на продление срока содержания его под стражей.
Митрофанову, Кардапольцеву и Иванову предъявлено обвинение в участии в преступном сообществе и совершении преступлений в составе преступного сообщества. Постановлением судьи по настоящему делу назначено предварительное слушание для разрешения ходатайств об исключении недопустимых доказательств и назначения судебного заседания, мера пресечения в отношении Митрофанова, Кардапольцева и Иванова оставлена без изменения - заключение под стражу.
В кассационных жалобах Митрофанов и Кардапольцев просили отменить постановление в части меры пресечения, освободить их из-под стражи; Иванов также ссылался на то, что в период предварительного следствия судья принимал участие в кассационном рассмотрении жалобы на постановление судьи о продлении срока содержания его, Иванова, под стражей.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила постановление судьи без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, мотивировав свое решение следующим.
Судьей принято во внимание, что Митрофанов, Кардапольцев и Иванов обвиняются в совершении особо тяжких преступлений в составе преступного сообщества. Находясь на свободе, они могут оказать
давление на потерпевших и свидетелей, продолжить преступную деятельность, а так же скрыться от суда.
Жалоба Иванова не основана на требованиях закона: ст. 63 УПК РФ не содержит запрета на рассмотрение уголовного дела в суде первой инстанции судьей, участвовавшим в рассмотрении в суде второй инстанции жалобы обвиняемого на продление срока содержания его под стражей.

Определение N 69-ДП06-3 по делу Жданова

Участие государственного обвинителя в суде апелляционной инстанции не является обязательным по делам частного обвинения, подсудным мировому судье.
По приговору суда апелляционной инстанции Жданов осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ.
Судебная коллегия по уголовным делам суда Ханты-Мансийского автономного округа приговор суда апелляционной инстанции в отношении Жданова оставила без изменения.
Президиум суда Ханты-Мансийского автономного округа приговор и кассационное определение отменил, уголовное дело в отношении Жданова направил на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей со стадии судебного разбирательства.
Заместитель Генерального прокурора РФ в надзорном представлении поставил вопрос об изменении постановления президиума и исключении указания на отмену решений судов апелляционной и кассационной инстанций в отношении Жданова в связи с отсутствием в судебном заседании суда апелляционной инстанции государственного обвинителя.
В совместной надзорной жалобе потерпевшая Жданова и ее представитель (адвокат) просили отменить постановление президиума, указав, что суд надзорной инстанции не привел предусмотренных ст.ст. 379, 409 УПК РФ оснований для отмены судебных решений в отношении Жданова.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ постановление президиума суда Ханты-Мансийского автономного округа отменила по следующим основаниям.
Президиум суда Ханты-Мансийского автономного округа, отменив решения судов апелляционной и кассационной инстанций в отношении Жданова, указал в своем постановлении, что данные судебные решения подлежат безусловной отмене вследствие нарушения судом апелляционной инстанции требований п. 1 ч. 3 ст. 364 УПК РФ, предусматривающего обязательное участие прокурора в судебном заседании.
Вывод суда надзорной инстанции ошибочен.
Исходя из п. 1 ч. 4 ст. 321 УПК РФ во взаимосвязи с ч. 4 ст. 20, ч. 3 ст. 318 УПК РФ государственный обвинитель поддерживает обвинение в судебном заседании, если уголовное дело возбуждено прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора.
В соответствии с ч. 2 ст. 246 УПК РФ обязательно участие государственного обвинителя и в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения.
В силу ч. 2 ст. 20 УПК РФ уголовные дела частного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, а согласно п. 2 ч. 4 ст. 321 УПК РФ обвинение в судебном заседании по уголовным делам частного обвинения поддерживает частный обвинитель.
Таким образом, поскольку настоящее уголовное дело в отношении Жданова не возбуждалось прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора, то по смыслу закона участие государственного обвинителя в суде апелляционной инстанции не является обязательным.

Определение N 74-О05-52 по делу Живарева и др.

При частичном отказе государственного обвинителя от обвинения (или изменении обвинения в сторону смягчения) возвращения уголовного дела прокурору для составления нового обвинительного заключения не требуется.
Уголовное дело поступило в суд с обвинительным заключением, согласно которому Живарев обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных чч. 1 и 2 ст. 209, ч. 2 ст. 159, пп. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Лапшиков и Бызгаев - в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, пп. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Дело рассматривалось с участием присяжных заседателей, которые вынесли обвинительный вердикт. В ходе судебного разбирательства уголовного дела государственный обвинитель частично отказался от обвинения подсудимых, в связи с чем судья вынес постановление, согласно которому за отсутствием состава преступления прекратил уголовное преследование в части обвинения Живарева по чч. 1 и 2 ст. 209 УК РФ, Лапшикова и Бызгаева - по ч. 2 ст. 209 УК РФ, в отношении всех подсудимых - по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ в части квалифицирующего признака "убийство, сопряженное с бандитизмом", а Лапшикова – также по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ в части квалифицирующего признака "убийство по найму"; в отношении Живарева прекратил уголовное преследование в части похищения 70 тыс. рублей из суммы в 130 тыс. рублей за отсутствием события преступления.
Не согласившись с обвинительным вердиктом, председательствующий по делу судья И., руководствуясь ч. 5 ст. 348 УПК РФ, вынес постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей и направлении дела на новое рассмотрение иным составом суда со стадии предварительного слушания.
По результатам предварительного слушания, руководствуясь ст.ст. 229, 234 и 237 УПК РФ, судья Ф. вынес постановление о возвращении прокурору данного уголовного дела для устранения препятствий его рассмотрения судом. Как указано в постановлении судьи, в настоящее время трудно определить, в совершении каких преступных событий подсудимые обвинялись, и это может вызвать необоснованные споры в суде с участием присяжных заседателей. Имеющееся в деле обвинительное заключение (с учетом того, что государственный обвинитель частично отказался от обвинения) не отвечало требованиям ст. 220 УПК РФ, суд в состязательном процессе не имеет права сам определять содержание обвинения. Кроме того, по мнению судьи, в этом случае (если уголовное дело не будет возвращено прокурору для устранения указанных препятствий его рассмотрения судом) может быть нарушено право на защиту обвиняемых.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по кассационному представлению прокурора, отменила данное постановление судьи по следующим основаниям.
Судьей в постановлении не приведены обоснованные нормами уголовно-процессуального закона мотивы того, что имеющееся в уголовном деле обвинительное заключение не соответствует требованиям ст. 220 УПК РФ.
То обстоятельство, что в ходе судебного разбирательства уголовного дела государственный обвинитель в порядке ст. 246 УПК РФ частично отказался от обвинения подсудимых и изменил его в сторону смягчения, основанием к возвращению уголовного дела прокурору для составления нового обвинительного заключения не является.
Не основан на законе и вывод судьи о том, что имеющееся в деле обвинительное заключение может привести к нарушению права обвиняемых на защиту, поскольку оно составлено без учета частичного отказа государственного обвинителя от обвинения.
Отказ государственного обвинителя от части обвинения или изменение обвинения в сторону смягчения никаким образом не нарушает права обвиняемых на защиту.
Согласно ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. Статья 246 УПК РФ предусматривает право государственного обвинителя в ходе судебного разбирательства изменить обвинение в сторону смягчения или же полностью либо частично отказаться от обвинения.
Изменение прокурором обвинения согласно ч. 5 ст. 236 УПК РФ возможно и в стадии предварительного слушания. При этом как в первом, так и во втором случае уголовно-процессуальный закон не требует возвращения уголовного дела прокурору для формулировки нового обвинения.
Дело в отношении Живарева и других направлено на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 874-П05 по делу Ханыкова

При рассмотрении дела в кассационном порядке суд не вправе вносить в приговор какие-либо изменения, ухудшающие положение осужденного.
По приговору суда Ханыков (судимый 15 августа 1996 г. по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к трем годам лишения свободы, 15 октября 1996 г. - по ч. 2 ст. 144, ч. 2 ст. 206 УК РСФСР с применением ст. 40 УК РСФСР к пяти годам лишения свободы, освобожден 5 апреля 2001 г. условно-досрочно на пять месяцев четыре дня) осужден к лишению свободы по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ на одиннадцать лет, по ч. 1 ст. 105 УК РФ на четырнадцать лет. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено пятнадцать лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставлен без изменения.
Осужденный Ханыков в надзорной жалобе просил приговор отменить и дело передать на новое судебное рассмотрение, указывая на то, что суд кассационной инстанции признал в качестве отягчающего наказание обстоятельства рецидив преступлений, который не был установлен приговором.
Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил надзорную жалобу осужденного частично, указав следующее.
Согласно ч. 3 ст. 360 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке суд вправе смягчить осужденному наказание или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении, но не вправе усилить наказание, а равно применить уголовный закон о более тяжком преступлении.
По смыслу данного закона суд второй инстанции не имеет права при рассмотрении дела вносить в приговор какие-либо изменения, ухудшающие положение лица, совершившего преступление.
По настоящему делу эти требования закона не выполнены. Как усматривается из кассационного определения, Судебная коллегия признала в действиях Ханыкова отягчающее наказание обстоятельство - рецидив преступлений. Однако в приговоре суда нет ссылки на какие-либо отягчающие обстоятельства, влияющие на назначение наказания и перечисленные в ст. 63 УК РФ.
По данному делу кассационная инстанция вышла за пределы полномочий, предусмотренных ст. 360 УПК РФ, поэтому из кассационного определения подлежит исключению ссылка на отягчающее наказание обстоятельство - рецидив преступлений.
Кроме того, суд первой инстанции в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, признал явку Ханыкова с повинной.
В соответствии со ст. 62 УК РФ при наличии явки с повинной и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного законом.
С учетом изложенного Президиум смягчил Ханыкову наказание, назначенное по ч. 1 ст. 105 УК РФ, до одиннадцати лет трех месяцев лишения свободы; исключил из кассационного определения указание об отягчающем наказание обстоятельстве - рецидиве преступлений; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, назначил Ханыкову окончательное наказание в виде двенадцати лет трех месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; в остальном судебные решения оставил без изменения.

Определение N 81-О06-28 по делу Борцовой

В случае тяжелой болезни одного из подсудимых суд приостанавливает производство в отношении этого подсудимого до его выздоровления и вправе продолжить разбирательство в отношении остальных подсудимых, если раздельное судебное разбирательство не препятствует рассмотрению уголовного дела.
Борцова привлекалась к уголовной ответственности за совершение мошенничества, создание преступного сообщества и участие в нем.
Постановлением областного суда производство по уголовному делу в отношении Борцовой, обвинявшейся по ч. 4 ст. 159, ч. 2 ст. 210 УК РФ, приостановлено до выздоровления подсудимой. Государственный обвинитель в кассационном представлении просил отменить постановление суда, сославшись на то, что Борцова, как и другие подсудимые по данному делу, привлекалась к уголовной ответственности за создание преступного сообщества и участие в нем, а потому должна нести ответственность за все преступления, совершенные сообществом, независимо от ее роли в нем. В связи с этим государственный обвинитель сделал вывод о невозможности рассмотрения уголовного дела без Борцовой.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила постановление суда без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения, указав следующее.
В соответствии с ч. 3 ст. 253 УПК РФ суд вправе в случае тяжелой болезни подсудимого приостановить производство в отношении него и продолжить судебное разбирательство в отношении остальных подсудимых.
Состояние здоровья Борцовой, проходившей курс стационарного лечения в отделении травматологии, а позднее выписанной на амбулаторное лечение, срок которого ориентировочно не может быть менее двух месяцев, не позволяет ей длительное время участвовать в рассмотрении дела, что объективно подтверждено медицинскими документами. При таких обстоятельствах неопределенность сроков рассмотрения уголовного дела, влекущая длительное содержание под стражей подсудимых, нарушает их право на рассмотрение дела в установленные законом процессуальные сроки.
По данному делу к уголовной ответственности привлекался 21 человек, в том числе 8 находились под стражей.
Оценка возможности рассмотрения дела в случае приостановления производства в отношении одного из подсудимых является прерогативой суда. Оснований, препятствующих раздельному рассмотрению дела в отношении подсудимых по данному делу, суд не усмотрел.
Доводы государственного обвинителя о том, что рассмотрение уголовного дела без одного из подсудимых (в данном случае - Борцовой) невозможно, никакими объективными данными не подтверждены, а уголовно-процессуальный закон (ч. 3 ст. 253 УПК РФ) не содержит каких-либо изъятий, касающихся объема и характера предъявленного обвинения, исключающих возможность раздельного рассмотрения настоящего дела.

Определение N 37-Д05-46 по делу Мельникова

Судья, принимавший участие в рассмотрении жалобы в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, не может участвовать в новом рассмотрении жалобы в суде первой инстанции в случае отмены вынесенного им судебного решения. Постановлением судьи районного суда от 22 декабря 2004 г. жалоба Мельникова на действия старшего следователя прокуратуры и бездействие прокурора этой же прокуратуры была рассмотрена в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, и оставлена без удовлетворения.
Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила постановление судьи как незаконное и материал с жалобой Мельникова направила на новое рассмотрение в тот же суд.
Жалоба Мельникова была повторно рассмотрена тем же судьей, который 16 марта 2005 г. вновь вынес постановление об оставлении жалобы без удовлетворения.
Судебная коллегия по уголовным делам областного суда своим определением от 17 мая 2005 г. оставила указанное постановление судьи без изменения, а жалобу Мельникова - без удовлетворения.
Президиум областного суда 27 октября 2005 г. оставил постановление судьи от 16 марта 2005 г. и кассационное определение от 17 мая 2005 г. без изменения, а жалобу Мельникова – без удовлетворения, указав, что положения ст. 63 УПК РФ не допускают повторного участия судьи в рассмотрении конкретного уголовного дела лишь в случае отмены постановленного по существу предъявленного обвинения судебного решения. Мельниковым же обжаловалось в порядке ст. 125 УПК РФ производство отдельного следственного действия.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила постановление судьи от 16 марта 2005 г., кассационное определение от 17 мая 2005 г., постановление президиума областного суда от 27 октября 2005 г. по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 63 УПК РФ судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции, не может участвовать в новом рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции в случае отмены вынесенного с его участием приговора, а также определения, постановления о прекращении уголовного дела.
Указанные требования закона в полной мере распространяются и на судебный порядок рассмотрения жалоб, предусмотренный ст. 125 УПК РФ.
Однако повторное участие одного и того же судьи в рассмотрении одной и той же жалобы на одни и те же действия (бездействие) следователя, прокурора после отмены вышестоящей судебной инстанцией первоначально вынесенного судебного решения не согласуется, как это следует из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 г. N 19-П "По делу о проверке конституционности статьи 418 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края", с объективностью и беспристрастностью суда и противоречит конституционным положениям о независимом судебном контроле за обеспечением прав граждан в уголовном судопроизводстве, закрепленном в ст.ст. 18, 46 и 120 Конституции Российской Федерации, согласно которым права и свободы человека и гражданина обеспечиваются правосудием и каждому гарантируется их защита независимым судом.
Из того же понимания статуса суда исходит и Международный пакт от 16 декабря 1966 г. "О гражданских и политических правах" (п. 1 ст. 14), провозглашающий право каждого на компетентный, независимый и беспристрастный суд.

Решение областного суда о том, что один и тот же судья может участвовать в повторном рассмотрении жалобы в случае отмены первоначально состоявшегося решения, принято без учета этих основных условий правосудия, что могло повлиять на правильность принятого решения.
Материалы переданы на новое судебное рассмотрение в районный суд.

Определение N 46-Д05-71 по делу Кузьмина

Законом не предусмотрена необходимость отмены постановления судьи областного суда об отказе в удовлетворении надзорной жалобы в случае вынесения постановления о возбуждении надзорного производства судьей Верховного Суда РФ.
Как следует из материалов дела, Кузьмин не согласился с осуждением его за хищение чужого имущества путем кражи группой лиц по предварительному сговору, с проникновением в жилище и обжаловал в надзорном порядке приговор и кассационное определение.
В своей надзорной жалобе Кузьмин привел доводы, на основании которых судья Верховного Суда РФ возбудил надзорное производство, и надзорная жалоба осужденного была передана на рассмотрение в президиум областного суда.

Однако президиум областного суда оставил надзорную жалобу Кузьмина без удовлетворения, а постановленные судебные решения - без изменения, мотивируя свое решение тем, что по данному делу имеется постановление судьи областного суда об отказе в удовлетворении надзорной жалобы Кузьмина, которое не отменено. В постановлении президиума указано, что поскольку в материалах дела имеются два взаимоисключающих постановления, то президиум областного суда не может рассмотреть доводы жалобы. К тому же в постановлении судьи Верховного Суда РФ не указаны основания отмены судебных решений.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила постановление президиума областного суда по следующим основаниям.
В соответствии с ч. 4 ст. 406 УПК РФ председателю областного или приравненного к нему суда, а также Председателю Верховного Суда РФ и его заместителям предоставлено право отменить решение судьи об отказе в удовлетворении надзорной жалобы и вынести постановление о возбуждении надзорного производства и передаче надзорной жалобы на рассмотрение суда надзорной инстанции.
По смыслу закона такими полномочиями председатель областного суда наделен в отношении постановлений судей соответствующего областного суда, а Председатель Верховного Суда РФ и его заместители - в отношении постановлений судей Верховного Суда РФ, при этом законом не предусмотрена необходимость отмены постановления судьи областного суда вышестоящими судьями, т. е. Председателем, его заместителями и судьями Верховного Суда РФ, поскольку постановление судьи областного суда об отказе в удовлетворении надзорной жалобы не является решением суда надзорной инстанции, в отличие от постановления президиума областного суда.
Поэтому на решение президиума областного суда, являющегося судом надзорной инстанции и рассматривающего надзорную жалобу в связи с возбуждением надзорного производства вышестоящим судьей, не может влиять решение судьи областного суда об отказе в удовлетворении надзорной жалобы.
При таких обстоятельствах, когда доводы надзорной жалобы президиумом областного суда не были рассмотрены по существу и конкретного решения по доводам надзорной жалобы не принято, постановление президиума областного суда отменено.
Надзорная жалоба осужденного Кузьмина направлена в президиум областного суда.

Определение N 64-005-32 по делу Ковалева

Требования реабилитированного в части взыскания сумм, недополученных им в связи с задержкой присвоения ему очередного специального звания, признаны обоснованными.
25 октября 2001 г. в отношении Ковалева - сотрудника УГИБДД, имеющего специальное звание "младший лейтенант милиции", было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 286 УК РФ. Впоследствии Ковалев был привлечен к уголовной ответственности, отстранен от должности и арестован, а дело направлено в суд.
Решением от 6 февраля 2002 г. присвоение очередного звания "лейтенант милиции" ему было задержано в связи с возбуждением уголовного дела и заключением под стражу.
По приговору суда от 20 октября 2004 г. Ковалев оправдан по ч. 1 ст. 286 УК РФ за отсутствием состава преступления. 7 ноября 2004 г. в отношении Ковалева внесено представление о присвоении очередного звания "лейтенант милиции", которое 30 ноября 2004 г. ему было присвоено.
Постановлением областного суда Ковалеву отказано в удовлетворении требований в порядке реабилитации о присвоении очередных званий "лейтенант милиции" с 31 января 2002 г., а "старший лейтенант милиции" - с 31 января 2004 г.
Вместе с тем суд частично удовлетворил требования Ковалева о взыскании с казны государства материального ущерба в сумме 6157 руб. 52 коп.
В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене постановления областного суда, указав, что суд фактически признал законной задержку присвоения Ковалеву очередного звания "лейтенант милиции" в период возбуждения в отношении него уголовного дела и содержания его под стражей, однако вопреки этому сослался на ст. 31 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, в которой указано, что компенсации подлежит денежное и вещевое довольствие лишь при неправомерной задержке присвоения очередного звания.
Представитель Ковалева - адвокат принес возражение на кассационное представление прокурора.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ постановление областного суда в отношении Ковалева оставила без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.
Вывод суда о необходимости удовлетворения требований Ковалева в части взыскания сумм, недополученных им в связи с задержкой присвоения ему очередного специального звания, являлся правильным.
В соответствии с Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации специальные звания присваиваются сотрудникам органов внутренних дел персонально с учетом их квалификации, образования, отношения к службе, выслуги лет и занимаемой штатной должности.
Каких-либо оснований задержки присвоения Ковалеву очередного звания "лейтенант милиции", кроме привлечения к уголовной ответственности, не имелось.
Как видно из материалов дела, принимая решение о возмещении Ковалеву имущественного вреда, суд исходил из разницы в окладе лица, имеющего звание "младший лейтенант милиции", которое Ковалев имел на момент возбуждения уголовного дела, и лица, имеющего звание "лейтенант милиции", которое было присвоено Ковалеву 30 ноября 2004 г. после вынесения оправдательного приговора. Судом принято решение в части взыскания недополученных денежных сумм, что прямо предусмотрено уголовно-процессуальным законом.

Дела, возникающие из жилищных правоотношений

Работник, которому было предоставлено жилое помещение в общежитии в связи с работой, мог быть выселен из него без предоставления другого жилого помещения в случае увольнения по собственному желанию без уважительных причин лишь по требованию организации, с которой он состоял в трудовых отношениях и которая предоставила ему общежитие.
Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 19 июля 2005 г. решение суда первой инстанции об удовлетворении иска государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Российский государственный профессионально-педагогический университет" о выселении У. из спорного жилого помещения - комнаты в общежитии без предоставления другого жилого помещения отменено и вынесено новое решение, которым в иске отказано.
Как усматривается из материалов дела, У., являвшаяся работником ОАО "Уралмашстрой", вместе со своей семьей была вселена в общежитие на основании путевки от 4 марта 1992 г., выданной по решению администрации и профкома названного акционерного общества.

Судом кассационной инстанции установлено, что распределение жилой площади в указанном общежитии своим работникам, в том числе предоставление комнаты У., производилось ОАО "Уралмашстрой" на основании договора от 15 сентября 1986 г. о долевом участии в строительстве данного общежития и в соответствии с договором от 10 февраля 1994 г. о совместной долевой эксплуатации упомянутого общежития.
При этом суд кассационной инстанции счел установленным и доказанным, что 10 февраля 1994 г. между Уральским государственным профессионально-педагогическим университетом (в настоящее время Российский государственный профессионально-педагогический университет) и ОАО "Уралмашстрой" был заключен договор, непосредственно направленный на регулирование возникших между названными юридическими лицами отношений в связи с совместной эксплуатацией общежития, возведенного ими на основании договора о долевом участии в строительстве от 15 сентября 1986 г.
Из материалов дела также видно, что требований о признании упомянутых договоров недействительными, ничтожными и о применении последствий недействительности ничтожной сделки университетом не заявлялось.
Выводы суда о наличии у ОАО "Уралмашстрой" права на распределение между работниками указанного общества жилых помещений в данном общежитии подтверждаются материалами дела. В частности, как усматривается из выданной У. путевки, наделяющей ее правом на вселение в общежитие, это жилое помещение относилось к жилому фонду акционерного общества. Каких-либо возражений относительно распределения ОАО "Уралмашстрой" жилой площади в общежитии между своими работниками и вселения У. со стороны университета не поступало. В соответствии с жилищным законодательством, действовавшим на момент прекращения между У. и ОАО "Уралмашстрой" трудовых правоотношений, работник, поселившийся в общежитии в связи с работой, мог быть выселен из него без предоставления другого жилого помещения в случае увольнения по собственному желанию без уважительных причин лишь по требованию организации, с которой он состоял в трудовых отношениях и которая предоставила ему общежитие (ст. 110 ЖК РСФСР).

Принимая во внимание, что ОАО "Уралмашстрой" до его ликвидации в январе 2003 г. требований о выселении У. из указанного жилого помещения не заявляло, судебная коллегия по гражданским делам областного суда пришла к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска Российского государственного профессионально-педагогического университета о выселении У. из
комнаты в общежитии без предоставления другого жилого помещения. Учитывая изложенное, судьей Верховного Суда РФ было отказано в передаче дела по иску государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Российский государственный профессионально-педагогический университет" о выселении У. из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Определение N 45-В06-8 Дела, возникающие из социальных правоотношений

Право на получение страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний возникает у гражданина независимо от сроков установления утраты профессиональной трудоспособности.
В п. 1 ст. 28 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" указано, что лицам, получившим до вступления в силу указанного Федерального закона увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанные с исполнением ими трудовых обязанностей и подтвержденные в установленном порядке, а также лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, обеспечение по страхованию производится страховщиком в соответствии с названным Федеральным законом независимо от сроков получения увечья, профессионального заболевания либо иного повреждения здоровья.
Региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации О. (истцу по делу) отказало в выплате страховых платежей, ссылаясь на то, что в период трудовой деятельности право на возмещение вреда установлено не было, а после вступления в силу названного Федерального закона и на период установления утраты профессиональной трудоспособности он ни с кем в трудовых отношениях не состоял, в связи с чем он не подлежит обязательному социальному страхованию от несчастных случаев и не имеет права на страховое обеспечение.
Согласно материалам дела истец О. проработал у ответчика ООО "Тюменская овчинно-меховая фабрика" 43 года и в октябре 1990 г. в 55 лет вышел на пенсию по возрасту на льготных условиях.
В 1996 году ему установлена II группа инвалидности с указанием причины - профессиональное заболевание, а 19 марта 2003 г. – утрата профессиональной трудоспособности 40%.
При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что на О. распространяется действие Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", в соответствии с которым он имеет право на страховое обеспечение в связи с получением профессионального заболевания.

Дела, возникающие из пенсионных правоотношений

Трудовая пенсия, не полученная пенсионером своевременно по вине органа, осуществляющего пенсионное обеспечение, выплачивается ему за прошедшее время без ограничения каким-либо сроком.
К. обратилась в суд с иском к пенсионному органу о взыскании невыплаченной ей за периоды с 1 января 1975 г. по 1 сентября 1980 г. и с 1 июля 1982 г. по 1 июля 1989 г. части пенсии по старости, указав в обоснование заявленных требований на то, что недовзыскание произошло в связи с ошибочными сведениями о размере ее заработка и о наименовании должности, после уточнения которых с июля 1989 г. размер ее пенсии увеличился до 117 руб. 08 коп.
Решением городского суда от 21 сентября 2004 г., оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам областного суда 2 ноября 2004 г., в иске отказано. В своем решении суд сослался на пропуск К. срока исковой давности, признав данное обстоятельство самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.
Определением судьи Верховного Суда РФ от 20 апреля 2005 г. дело по надзорной жалобе К. передано на рассмотрение президиума областного суда, который отменил состоявшиеся по делу судебные постановления, указав следующее. В силу п. 2 ст. 23 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия (часть трудовой пенсии), не полученная пенсионером своевременно по вине органа, осуществляющего пенсионное обеспечение, выплачивается ему за прошедшее время без ограничения каким-либо сроком.
В ч. 2 ст. 123 Закона Российской Федерации от 20 ноября 1990 г. N 340-I "О государственных пенсиях в Российской Федерации", действовавшего в период первоначального обращения К. в суд с иском, также предусматривалось, что суммы пенсии, не полученные своевременно по вине органов, назначающих или выплачивающих пенсию, выплачиваются за прошлое время без ограничения каким-либо сроком.

Процессуальные вопросы

Дела по спорам между гражданами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей, и хозяйственными обществами, если данные споры не связаны с осуществлением указанными гражданами предпринимательской деятельности, подведомственны судам общей юрисдикции. В соответствии с п. 13 постановления от 1 июля 1996 г. Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 6 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" споры между гражданами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей, а также между указанными гражданами и юридическими лицами разрешаются арбитражными судами, за исключением споров, не связанных с осуществлением гражданами предпринимательской деятельности.
Отменяя решение суда, которым удовлетворены исковые требования хозяйственного общества о понуждении ответчика Г. к заключению договора купли-продажи земельного участка, и прекращая производство по делу, судебная коллегия по гражданским делам областного суда исходила из того, что данный спор неподведомствен суду общей юрисдикции, поскольку ответчик с 1998 года является индивидуальным предпринимателем без образования юридического лица, а возникший между сторонами по делу спор носит экономический характер и подлежит рассмотрению в порядке арбитражного судопроизводства.
Президиум областного суда, отменяя определение кассационной инстанции, пришел к правильному выводу о том, что гражданин Г., являясь индивидуальным предпринимателем без образования юридического лица, был вправе совершать сделки, в том числе по приобретению и отчуждению имущества и заниматься деятельностью, не связанной с предпринимательством. Поскольку кассационная инстанция прекращая производство по делу, не выяснила, было ли приобретение и последующее отчуждение Г. упомянутого земельного участка связано с предпринимательской деятельностью, у нее не имелось предусмотренных законом оснований для отмены решения суда и прекращения производства по делу в связи с подведомственностью данного дела арбитражному суду.
Учитывая изложенное, судья Верховного Суда РФ отказал в передаче дела по иску хозяйственного общества к Г. о понуждении к заключению договора купли-продажи земельного участка для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Ответы на вопросы

Вопрос 1: Какому суду подведомственны дела о взыскании задолженности по кредитному договору, заключенному между юридическим лицом и банком, поручителями по которым выступили
физические лица?


Ответ: Исходя из положений п. 1 ст. 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.
Следовательно, если требование кредитора о взыскании задолженности по кредитному договору предъявлено одновременно к заемщику и поручителю, то поручитель будет являться соответчиком по данному делу. Поэтому подведомственность данного спора должна определяться исходя из субъектного состава данных правоотношений.
В соответствии с ч. 3 ст. 22 ГПК РФ суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают дела, предусмотренные чч. 1 и 2 настоящей статьи, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.
В ч. 1 ст. 27 АПК РФ установлено, что арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.
Согласно ч. 2 данной статьи дело может быть рассмотрено арбитражным судом с участием гражданина, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя, в том случае, когда это предусмотрено Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации или федеральным законом.
В действующем законодательстве нет нормы, в соответствии с которой указанный спор может быть рассмотрен арбитражным судом с участием физического лица. Разрешение названного спора не относит к компетенции арбитражных судов и ст. 33 АПК РФ, устанавливающая специальную подведомственность дел арбитражным судам, независимо от субъектного состава правоотношений.
Договор кредитования, поручителем по которому выступает физическое лицо, не являющееся индивидуальным предпринимателем, не связан с осуществлением им предпринимательской или иной экономической деятельности, поэтому требования, вытекающие из указанного договора, подведомственны судам общей юрисдикции.

Вопрос 2: Возможна ли подача искового заявления о взыскании задолженности по заработной плате по месту жительства истца на основании ч. 6 ст. 29 ГПК РФ?

Ответ: Согласно ч. 6 ст. 29 ГПК РФ в суд по месту жительства истца могут предъявляться иски о восстановлении трудовых, пенсионных и жилищных прав, возврате имущества или его стоимости, связанные с возмещением убытков, причиненных гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу, подписки о невыезде либо незаконным наложением административного наказания в виде ареста.
Поскольку иск о взыскании с работодателя задолженности по заработной плате не связан с возмещением убытков, причиненных гражданину незаконным осуждением и другими, указанными в ч. 6 ст. 29 ГПК РФ обстоятельствами, он не может быть предъявлен по месту жительства истца.
Такой иск в силу ст. 28 ГПК РФ предъявляется в суд по месту нахождения ответчика.

Вопрос 3: Какому суду подсудны дела по искам кредитора (банка) о выделе доли из общего имущества супругов и обращении на нее взыскания в случаях, когда один из супругов является должником банка по кредитному договору: мировому судье, исходя из положений п. 3 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ - как дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества, или районному суду - как дела, возникающие из гражданско-правовых отношений?

Ответ: В п. 1 ст. 45 СК РФ предусматривается, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга. При недостаточности этого имущества кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы супругу-должнику при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания. В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества независимо от цены иска. Вместе с тем требования о выделе доли из общего имущества супругов и обращении на нее взыскания в том случае, когда супруг является должником банка по кредитному договору, возникают не из семейно-правовых отношений.
Указанный спор носит гражданско-правовой характер и подлежит рассмотрению в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ мировым судьей при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом на день подачи заявления. В том случае, если цена иска превышает сумму, установленную в п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ, заявления подлежат рассмотрению в районном суде на основании ст. 24 ГПК РФ.

Вопрос 4: Какому суду подсудны дела по искам регистрирующего органа о признании недействительным свидетельства о регистрации средства массовой информации?

Ответ: В ст. 15 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. "О средствах массовой информации" установлены основания для признания недействительным свидетельства о регистрации средства массовой информации.
Согласно данной норме свидетельство о регистрации средства массовой информации может быть признано недействительным исключительно судом в порядке гражданского судопроизводства по заявлению регистрирующего органа. Статья 24 ГПК РФ устанавливает общее правило определения подсудности, в соответствии с которым все дела, рассматриваемые в порядке гражданского судопроизводства, подсудны в качестве суда первой инстанции районному суду, за исключением дел, предусмотренных ст.ст. 23, 25, 26 и 27 названного Кодекса.
К компетенции судов, установленной ст.ст. 23, 25, 26 и 27 ГПК РФ, не отнесены дела о признании недействительным свидетельства о регистрации средства массовой информации.
Специальная подсудность установлена для дел о приостановлении и прекращении деятельности средств массовой информации по основаниям, предусмотренным ст. 16 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации".
В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 26 ГПК РФ дела о приостановлении или прекращении деятельности средств массовой информации, распространяемых преимущественно на территории одного субъекта Российской Федерации, рассматривают верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области и суд автономного округа в качестве суда первой инстанции.
Для дел о признании недействительным свидетельства о регистрации средства массовой информации специальная подсудность законом не предусмотрена, поэтому они подлежат рассмотрению районным судом в качестве суда первой инстанции в соответствии со ст. 24 ГПК РФ.

Вопрос 5: Как определяется территориальная подсудность дел по искам о сносе самовольно возведенных строений: по общему правилу, предусмотренному ст. 28 ГПК РФ, либо по правилам об исключительной подсудности - по месту нахождения строения?

Ответ: В соответствии с ч. 1 ст. 30 ГПК РФ иски о правах на жилые и нежилые помещения, строения, сооружения и другие объекты, прочно связанные с землей, предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов. Поскольку при решении вопроса о сносе самовольно возведенного строения речь идет о правах лица на объект недвижимости, непосредственно связанный с земельным участком, то указанный спор подлежит рассмотрению на основании ч. 1 ст. 30 ГПК РФ - по месту нахождения самовольна возведенных строений.

Вопрос 6: По правилам какого производства (искового, особого или производства по делам, возникающим из публичных правоотношений) рассматриваются заявления граждан о сохранении жилого помещения в переустроенном и (или) перепланированном состоянии?

Ответ: В ч. 4 ст. 29 ЖК РФ установлено, что на основании решения суда жилое помещение может быть сохранено в переустроенном и (или) перепланированном состоянии, если этим не нарушаются права и законные интересы граждан либо это не создает угрозу их жизни и здоровью.
Указанная норма должна рассматриваться во взаимосвязи с другими положениями этой статьи, в частности, с ее ч. 5, которая устанавливает право суда принять решение о продаже жилого помещения с публичных торгов или о расторжении договора социального найма при условии непринятия судом решения, предусмотренного ч. 4 данной статьи.
В случае самовольного переустройства и (или) самовольной перепланировки жилого помещения нарушаются права и законные интересы органа местного самоуправления, который в соответствии с ч. 5 ст. 29 ЖК РФ вправе обратиться в суд с иском о продаже с публичных торгов самовольно переустроенного жилого помещения либо о расторжении договора социального найма. Суд может отказать в удовлетворений такого иска и при наличии соответствующего заявления гражданина принять решение о сохранении жилого помещения в переустроенном и (или) перепланированном состоянии, если признает, что этим не нарушаются права и законные интересы граждан либо это не создает угрозу их жизни и здоровью.
В этом случае в решении суда о сохранении жилого помещения в переустроенном и (или) перепланированном состоянии должно быть указано, что оно является основанием для внесения соответствующим органом, осуществляющим технический учет недвижимого имущества, изменений в техническую документацию на жилое помещение.
Вместе с тем положения ст. 29 ЖК РФ не содержат запрета и не исключают полномочий органа местного самоуправления, предусмотренных п. 7 ч. 1 ст. 14, ст.ст. 26-28 ЖК РФ, согласовать по заявлению гражданина самовольно выполненные переустройство и (или) перепланировку и сохранить жилое помещение в существующем состоянии. Отказ органа, уполномоченного принимать решения о
согласовании переустройства и (или) перепланировки жилого помещения, может быть признан судом неправомерным, если гражданином были представлены указанные в ч. 2 ст. 26 ЖК РФ документы, а произведенные им переустройство и (или) перепланировка соответствуют требованиям законодательства.
Таким образом, вопрос о сохранении жилого помещения в переустроенном и (или) перепланированном состоянии может быть решен судом при рассмотрении иска органа, осуществляющего согласование, о продаже жилого помещения с публичных торгов или о расторжении
договора социального найма (при наличии заявления гражданина о сохранении жилого помещения в существующем виде), а также в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, по заявлению гражданина об оспаривании отказа органа местного самоуправления в согласовании самовольно выполненных переустройства и (или) перепланировки жилого помещения.

Вопрос 7: Каков размер государственной пошлины, подлежащей уплате территориальными органами Пенсионного фонда Российской Федерации при обращении в суды общей юрисдикции с кассационными жалобами по делам, связанным с реализацией гражданами прав на трудовые пенсии (неимущественного характера)?

Ответ: Подпунктом 9 п. 1 ст. 333-19 НК РФ установлено, что по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, при подаче кассационной жалобы государственная пошлина уплачивается в размере 50 процентов размера государственной пошлины, взимаемой при подаче искового заявления неимущественного характера.
В силу подп. 3 п. 1 вышеуказанной статьи при подаче искового заявления неимущественного характера государственная пошлина уплачивается физическими лицами в размере 100 руб., организациями - 2 тыс. рублей.
Таким образом, налоговым законодательством установлен различный размер государственной пошлины в зависимости от статуса лица, обращающегося в суд общей юрисдикции.
Данное правило применяется и при решении вопроса о размере государственной пошлины при подаче кассационных жалоб.
Следовательно, организациями при подаче кассационной жалобы государственная пошлина уплачивается в размере 50 процентов размера государственной пошлины, взимаемой при подаче ими искового заявления неимущественного характера, т. е. 1 тыс. рублей.
В указанном размере подлежит уплате государственная пошлина и территориальными органами Пенсионного фонда Российской Федерации, которые уплачивают государственную пошлину на общих основаниях.

Вопрос 8: Может ли суд принимать и рассматривать заявление прокурора, поданное на основании ст. 45 ГПК РФ, содержащее требование о взыскании с граждан недоимок и финансовых санкций по налогам и сборам?

Ответ: Конституционная обязанность платить законно установленные налоги и сборы по смыслу ст. 57 Конституции Российской Федерации имеет публично-правовой характер.
В соответствии с п. 2 ст. 41 БК РФ федеральные, региональные и местные налоги и сборы, а также пени и штрафы относятся к налоговым доходам бюджетов.
В силу ст. 6 БК РФ доходы бюджета - это денежные средства, поступающие в безвозмездном и безвозвратном порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации в распоряжение органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.
Федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим контроль за соблюдением законодательства о налогах и сборах, правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения налогов и сборов в соответствующий бюджет, является Министерство Российской Федерации по налогам и сборам.
Согласно подп. 16 п. 1 ст. 31 НК РФ налоговые органы вправе предъявлять в суды общей юрисдикции или арбитражные суды иски о взыскании налоговых санкций с лиц, допустивших нарушения законодательства о налогах и сборах.
Таким образом, взыскиваемые с граждан недоимки и финансовые санкции по налогам и сборам поступают на расчетные счета соответствующих бюджетов. Неуплата указанных платежей влечет неисполнение доходной части бюджета, а следовательно, недополучение государством денежных средств.
Поэтому обращение в суд с требованием о взыскании с граждан недоимок и финансовых санкций по налогам и сборам производится в интересах Российской Федерации, соответствующего субъекта Российской Федерации или муниципального образования.
В ч. 1 ст. 45 ГПК РФ предусмотрено право прокурора обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.
Таким образом, прокурор вправе в интересах Российской Федерации обращаться в суд с требованиями о взыскании с граждан недоимок и финансовых санкций по налогам и сборам, независимо от того, что действующее законодательство предусматривает наличие специальных учреждений - налоговых органов, на которые в силу подп. 16 п. 1 ст. 31 НК РФ возложена обязанность по взысканию
указанных платежей.

Вопрос 9: Вправе ли суд принять к рассмотрению заявление прокурора или финансового органа на бездействие судебного пристава-исполнителя по исполнению наказания в виде штрафа, назначенного осужденному приговором суда в качестве дополнительного наказания? Если вправе, то в каком порядке (уголовно-процессуальном или гражданском процессуальном) подлежат рассмотрению указанные
заявления?


Ответ: В ст. 32 УИК РФ установлено, что в отношении осужденного, злостно уклоняющегося от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, судебный пристав-исполнитель не ранее 10, но не позднее 30 дней со дня истечения предельного срока уплаты, указанного в чч. 1 и 3 ст. 31 данного Кодекса, направляет в суд представление о замене штрафа другим видом наказания в соответствии с ч. 5 ст. 46 УК РФ. В отношении осужденного, злостно уклоняющегося от уплаты штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания, судебный пристав-исполнитель производит взыскание штрафа в принудительном порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации. Вопрос о замене штрафа как основного вида наказания в случае злостного уклонения от его уплаты рассматривается судом в порядке ст. 397 УПК РФ.
В соответствии с законодательством Российской Федерации суд рассматривает жалобы осужденных и иных лиц на действия органов, исполняющих наказания (ч. 2 ст. 20 УИК РФ). Ни Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, ни Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации не содержат правовых норм, обеспечивающих реализацию указанных положений в уголовно-процессуальном порядке в отношении осужденных, злостно уклоняющихся от уплаты штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания.
Процедура исполнения судебных постановлений по уголовным делам представляет собой последнюю, завершающую стадию судопроизводства, которой оканчивается процесс судебного разбирательства.
В п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" с учетом положений п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод разъяснено, что исполнение судебного решения рассматривается как составляющая часть судебного разбирательства.
Следовательно, участие прокурора в стадии исполнения судебных постановлений по уголовным делам должно регулироваться с учетом законодательства об уголовном судопроизводстве.
Правовое положение прокурора как участника уголовного судопроизводства закреплено в ст. 37 УПК РФ, согласно которой прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной названным Кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

Такая функция прокурора как надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, в ходе осуществления судом правосудия по уголовным делам Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации не предусматривается, следовательно, не распространяется она и на стадию исполнения судебных постановлений по уголовным делам.
Указанная правовая позиция Верховного Суда РФ изложена в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 2004 года применительно к вопросу о праве прокурора приостанавливать исполнение судебного акта.
Таким образом, исходя из приведенного выше принципа, определяющего исполнительное производство в качестве самостоятельной стадии судебного разбирательства, наделение прокурора на оснований ст. 1 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" и п. 4 ст. 19 Федерального закона "О судебных п