«Шведская модель социализма — называйте это так»


«Шведская модель социализма — называйте это так»
12 Октября 2006
Чрезвычайный и полномочный посол Королевства Швеции в РФ Юхан Муландер: Шведская модель социализма — называйте это так.

Королевство Швеция пока не является лидером в развитии экономических отношений со Средним Уралом, но, тем не менее, автомобили фирмы «Вольво», группа «АББА», изделия «Икеа» известны жителям региона. В 1994 году в Стокгольме прошла презентация Свердловской области, и тогда же было подписано соглашение в области торгово-экономического сотрудничества.

В 1998 году предшественник Юхана Муландера на этом посту Свен Хирдман побывал в Свердловской области с визитом. В 2002 году в Екатеринбурге прошла первая торгово-экономическая выставка. В 2003 году здесь побывал основатель и собственник фирмы «Икеа» Ингвар Кампрад — знаменитый швед, богатейший человек планеты, который открыл свой бизнес в 17 лет и развил его до огромной международной корпорации. Тогда были достигнуты договоренности об открытии в столице Среднего Урала торгового комплекса. Это событие состоялось 7 октября 2006 года.

В прошлом году товарооборот между Свердловской области и Швецией составил 22,2 миллионов долларов. Это 35 место среди ведущих торговых партнеров области. По подсчетам специалистов, только «Икеа» может дать годовой объем заказов для предприятий дерево - и металлообработки около 200 миллионов долларов. Это может стать серьезным прорывом в торгово-экономических отношениях сторон.

На Урал намерены прийти крупные гостиничные сети Швеции, фирмы, осуществляющие авиаперевозки, туристические компании, финансовые структуры. Чрезвычайно важным может стать сотрудничество в области энергетики, в связи с предполагаемым дефицитом генерирующих мощностей на Урале (дефицит около трех тысяч мегаватт). Швеция сильна своим опытом в части создания возобновляемых источников электроэнергии, где далеко не все зависит от наличия углеводородного сырья. Здесь в ходу тепловые насосы, газовый цикл, использование биомассы, биотоплива, ветра и солнца. Есть перспективы сотрудничества в области телекоммуникаций и автомобилестроении.

Небольшое отступление, предваряющее интервью.
Образ шведского посла, замечательно сыгранный Сергеем Филипповым в фильме Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию», преследовал автора перед встречей с послом, хотя временные рамки составляли пять веков. Помните: «Что передать мой король?» Посол тогда требовал возвращения шведской короне насильственно захваченной Московией исконно шведской территории — так называемой Кемской волости.

Нынешний образ посла изменился в корне. Юхан Муландер отлично говорит и читает по-русски, падежей не путает, любит русскую поэзию и театр, в юности изучал старославянский язык — он филолог русист. Страну, в которой работает, знает хорошо, глубоко уважает ее народ. Орден, украшенный бриллиантами, не носит, Кемскую волость вернуть назад не просит. Возглавил посольство Королевства Швеции в России, после того как, несмотря на предостережение Ивана Грозного, на «царстве побывал Бориска».


Господин посол, в начале 60-х годов лидер КПСС и советского государства Никита Сергеевич Хрущев, говоря о соревновании социализма и капитализма, назвал Швецию страной социализма. Как уживается в стране монархический строй, парламентская республика и высокая социальная защищенность граждан?

— Я не знаю, как определить общественно-политический строй Швеции. Тот факт, что страна рано создала общество всеобщего благосостояния. Понятие равенство очень важное понятие для шведов. В течение 50 лет у власти без перерыва находилась социал-демократическая партия. Но это не значит, что мы сняли понятие капитализм. Все знаменитые шведские компании «Вольво» «АББ», «Эриксон» и другие, всегда оставались частными компаниями. Если мы говорим о шведской модели, ее суть состоит в том, что, несмотря на развитие капитализма со всеми его противоречиями, государство через налоги регулировал сверхприбыль частного капитала. Если капиталист хотел инвестировать прибыль, налоги были низкими, когда он хотел передать часть прибыли акционерам — налоги повышались. Поэтому разница между богатыми и бедными в стране не столь заметна. Она не бросается в глаза, богачи не выставляют напоказ свое благосостояние. Это считается неприличным.

Могу сказать, что сегодня в Швеции исторический момент. Ситуация такова, что в ходе выборов, к власти, впервые за 50 лет пришла оппозиция социал-демократам. Она состоит из четырех несоциалистических партий. Происходит смена правительства. Это нормальное явление для западных демократий. Следует сказать, что социал-демократы потеряли власть во время очень успешной экономической коньюнктуры. Это уникальная вещь. Правительство сидело хорошо, экономический рост составлял пять процентов в квартал, это как в России, но, несмотря на эти успехи, социал-демократическое правительство потерпело поражение. Возможно, это связано с изменением соотношения политических сил. Нельзя так долго оставаться у власти. Через четыре года народ вновь сделает свой выбор. По конституции Швеции председатель парламента вносит кандидатуру председателя правительства по согласованию с лидерами фракций на утверждение парламента. Затем председатель правительства выступает с докладом на заседании правительства и называет поименно кабинет министров. Затем следует процедура представления членов правительства королю Швеции.

Если говорить о моей личности, я чиновник, исполняю поручения министра иностранных дел. Я за смену кабинета министров, но против смены послов. Наша задача — подтолкнуть предпринимателей, бизнесменов к сотрудничеству с другими странами.

Господин посол, какие встречи вы имели с руководителями области на Урале и какую программу наметили себе в этой поездке?

— Я встречался с председателем правительства Свердловской области господином Воробьевым, был на приеме в полпредстве Уральского федерального округа, постоянно поддерживаю контакт с министром международных и внешнеэкономических связей правительства области Виктором Кокшаровым.

Со мной на Урал приехала довольно представительная делегация из бизнесменов и предпринимателей, владельцев фирм промышленного, туристического и юридического направления. Я буду участвовать в работе семинаров, в которых примут участие российские и шведские бизнесмены.

Что касается культурной программы, я получил приглашение посмотреть спектакль в драматическом театре «Фауст навсегда». В части культурного досуга мне был предложен выбор: посетить спектакль «Лебединое озеро» или драму в театре. Я поклонник балетных спектаклей. «Лебединое озеро я видел 50 или 60 раз, включая участие мировых звезд: Рудольфа Нуриева и Майю Плисецкую.

Сегодня и завтра я побываю в Храме на Крови, на месте убийства царской семьи и монастырь на Ганиной Яме. Программа интересная.

Господин посол, что знают об Урале граждане Швеции?

— Я думаю, об Урале шведы знают мало. Географическое название им знакомо, и о том, что за Уралом лежит Сибирь. Урал это промышленность и горные разработки, оборонное значение со времен Советского Союза. Знакомые с историей России знают, что здесь убили царя. Могут знать, что родом с Урала Борис Николаевич Ельцин. Тем более что президент России в свое время посещал Швецию.

Европейские страны активно осваивают Урал, открывают свои представительства, есть ли в этом направлении движение со стороны шведских властей?

— Это было бы желательно, но в Швеции бюджет министерства иностранных дел скромный. У нас очень строгий контроль со стороны министерства финансов. Со сменой правительства этот контроль не ослабевает. Можно считать это критикой правительства Швеции с моей стороны. Чиновник может это делать. Я думаю, что сегодня бюджетных возможностей для открытия представительства нет. Мы экономно относимся в трате денег. Другое дело, а мы этот вариант рассмотрим, открыть почетное консульство. Это меньше расходов, при этом будет какое-то присутствие, несмотря на то, что такое консульство не может выдавать визы, что одно из важных направлений в его работе. Были планы сотрудничества с немцами по созданию совместного консульства, но потом возникли какие-то политические трудности и эти планы не реализовались. Но мы четко осознаем, что сложности граждан России по получению виз в Швецию доставляет много неудобств, хотя наш консульский отдел в Москве работает надежно и быстро. Ждать все-таки приходится. Это не улучшает наши отношения. Мы осознаем все эти трудности, но практического решения этой проблемы пока нет.

Господин посол, когда вы произносите — Россия, какие ассоциации, воспоминания рождаются у вас?

— Для меня Россия означает очень многое. Мои воспоминания и ассоциации уходят очень далеко. Мой прадед в свое время получил политическое убежище в России. Это трудно представить с точки зрения современности, но это так. Он был владельцем театра в Стокгольме, а королю не нравилась его деятельность в выборе постановок. По-видимому, они подрывали устои монархии. Прадед вынужден был покинуть Швецию и отправиться в Финляндию, которая принадлежала царской России. В Хельсинки он имел большую творческую свободу, живя под властью русского царя, нежели под шведским королем. Сегодня это трудно понять. Для меня Россия очень близкая страна.

В армии я был военным переводчиком. Послу службы учился в университете и очень прилежно изучал русский язык. Чтобы познать русские истоки, основательно учил старославянский язык, читал тексты. Мой первый заграничный пост связан с Советским Союзом. Я работал в Москве с 1973 по 1977. Как у вас говорят — время сплошного застоя, но для молодого человека страна очень интересная, по которой я много ездил, включая республики, которые стали иностранными государствами, ездил я в глубинную Россию. Я считаю себя поклонником таланта Юрия Любимова и очень активно в эти годы ходил в Театр на Таганке. Я видел Высоцкого в «Гамлете», «Тартюфа» и «Галилея» в постановке Любимова. Когда уехал из России, то всякий раз старался попасть на постановки этого театра за границей: на «Мастера и Маргариту» в Стокгольме, на спектакли в Вене и Цюрихе. Я и сейчас не пропускаю ни одной премьеры на Таганке. Юрий Любимов — выдающийся русский деятель театра.

Свердловск в 70-е годы был закрытым городом. Однажды по дороге в Монголию я проехал его глубокой ночью и ничего не увидел, все его военные тайны сохранились.

После 70-х я тридцать лет не был в России, занимался работой на других постах, разносторонней дипломатией, но всегда мечтал вернуться сюда. Моя мечта реализовалась два года назад, когда я был назначен послом в Россию. Лучшего и более счастливого поворота в моей жизни и быть не могло. Я предпочел бы должность поста в России должности посла в Советском Союзе. Это с эмоциональной и личной точки зрения.