Алексей Кардапольцев: "1 ноября финансовой разведке России исполнилось пять лет"


Алексей Кардапольцев: "1 ноября финансовой разведке России исполнилось пять лет"
20 Ноября 2006
1 ноября 2001 года в лексиконе россиян появился новый термин — финансовая разведка. В этот день указом Президента РФ создан уполномоченный орган по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма — Комитет по финансовому мониторингу, с марта 2004 года — Федеральная служба по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг). В конце 2002 года организована деятельность межрегиональных управлений Росфинмониторинга по федеральным округам. С самого начала создания межрегионального управления Росфинмониторинга по Уральскому федеральному округу во главе службы стоит Алексей Кардапольцев. Сегодня он гость номера.

Алексей Андреевич, если в период СССР не существовало понятия легализация «отмывание» доходов, полученных преступным путем, не было службы финансовой разведки, значит, и явления не было?

— Вовсе не значит. В СССР много чего существовало, но официально не объявлялось. Явление было. Средства, полученные преступным путем, пускались на собственное внутреннее потребление, либо запускались в оборот. В СССР существовало официально три формы собственности: государственная, личная и кооперативно-колхозная. Извлеченная гражданином от преступной деятельности выгода могла быть легализована через потребление. Сейчас личное потребление средств, полученных преступным путем, не относят к легализации. Если средства, полученные неким лицом, запускаются в оборот для организации экономической деятельности с целью извлечения выгоды, только в этом случае они рассматриваются как легализованные.

Каждая страна имеет свою законодательную базу по борьбе с легализацией незаконных доходов. В новейшей истории России такая проблема появилась, был принят специальный нормативный акт, в Уголовный кодекс была внесена соответствующая статья, но у государства не было подхода в создании системы противодействия этому явлению. Отсутствие внятного законодательства и системы контроля наносило урон не только политическому имиджу государства, но и его экономике, лишая российские структуры доступа на мировые финансовые рынки, поскольку западные банки отказывались работать с деньгами сомнительного происхождения. Россия даже попадала в «черный список» ФАТФ в июне 2000 года, в котором фигурируют государства, не принимающие меры по борьбе с отмыванием преступных доходов, к ней могли быть применены экономические санкции. Исключение из списка последовало в сентябре 2002 года. В стране был оперативно разработан и принят Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем» от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ, который вступил в действие с 1 февраля 2002 года, а также приведены в соответствии с ним другие нормативные акты.

Система также включает в себя уполномоченный орган в сфере противодействия легализации, иные надзорные органы и организации, которые обязаны направлять сообщения обо всех подозрительных финансовых операциях. Принятие закона №115-ФЗ от 7 августа 2001 года, стало отправной точкой для запуска системы. Не смотря на то, что ранее существовал термин и понимание проблемы, и орган соответствующий был — межведомственная комиссия при МВД РФ. 1 ноября 2001 года Президент России подписал Указ № 1263 «Об уполномоченном органе по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем». Так был образован новый федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный принимать меры и координировать деятельность в этом правовом поле других федеральных органов исполнительной власти, — Комитет Российской Федерации по финансовому мониторингу.

Российская Федерация присоединилась к международным конвенциям ООН, Совета Европы, регламентирующих действия государств на этом направлении. В апреле 2003 года нашу страну посетила миссия международных экспертов для оценки прогресса в создании национальной системы противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма. В июне 2003 года Россия стала полноправным членом ФАТФ, который является основным разработчиком международных стандартов. Ранее вышли постановления правительства, регламентирующие механизм предоставления сведений в базу данных Росфинмониторинга, а также обязанность иных надзорных органов осуществлять постановку на учет и согласование правил внутреннего контроля. Организации, не имеющие надзорные органы, отнесены к поднадзорным «Росфинмониторингу». Это лизинговые компании, ломбарды, организации игорного бизнеса, а также организации, оказывающие посреднические услуги на рынке недвижимости (риэлторские конторы). Все они должны встать у нас на учет, разработать и согласовать правила внутреннего контроля и в соответствии с этими правилами осуществлять процедуру контроля. Это позволяет выявлять, фиксировать, проверять финансовые операции, операции с иным имуществом на предмет выполнения Закона 115-ФЗ. А подозрения мы должны перевести в разряд подтвержденных фактов, либо снять их.

В реестр МРУ Росфинмониторинга по УрФО в настоящее время внесена информация о свыше 1100 организациях. В результате проведения контрольной деятельности в 2005 году по сравнению с 2003 количество возбужденных дел и постановлений о назначении административного наказания возросло более чем в 2 раза. В ходе проверок выявлялись операции, информация по которым в нарушение действующего законодательства не была представлена в Росфинмониторинг. Так, только за первое полугодие 2006 года выявлено около 600 подобных операций на сумму около 3 миллиардов рублей (в 2005 году данный показатель составил около 800 и 3 миллиарда рублей соответственно).

Наша организация — информационно-аналитическая служба. Мы не являемся правоохранительным органом и не имеем права заниматься оперативно-розыскной деятельностью. Мы напрямую не сталкиваемся с теми, кого проверяем. Законом запрещено информировать лиц, к деятельности которых мы проявляем интерес. Этот интерес мы никак не показываем. Мы анализируем их финансовые операции, такое право нам дает закон. Законом закреплена обязанность направлять в Росфинмониторинг сведения кредитными организациями о финансовых операциях. Получение информации от них не является раскрытием банковской тайны. Если подозрения подтверждаются, если выявляется факт легализации, то мы передаем материалы в правоохранительные органы для их оценки в соответствии с УК РФ.

В средствах массовой информации, в быту часто звучит это словосочетание «отмывание денег». Каким образом они отмываются?

— Это жаргонное словосочетание среди профессионалов, которое стало общеупотребительным. Если я скажу — борьба с легализацией доходов, полученных преступным путем, вы на меня посмотрите с уважением, но подумаете, что разговаривать в такой тональности со мной не очень интересно. Поэтому в ходу упрощенный вариант, понятный каждому. «Отмывание денег» надо заключить в кавычки. В США в конце 20-х — начале 30-х годов, в период великой депрессии применялись схемы ухода от налогов через прачечные. Если говорить правильно то отмывание — это придание вида правомерного владения денежными средствами. Деньги получены в результате преступления, и идут не только на удовлетворение собственных потребностей, а запускаются в экономику — в уставный капитал предприятий, на проведение операций по конвертации, приобретение векселей, и т.д. Эти операции при анализе создают иллюзию хозяйственной или экономической деятельности.

"Отмывание денег" это методы и процедуры, позволяющие полученные в результате незаконной деятельности средства переводить в другие активы для сокрытия их истинного происхождения, настоящих собственников или иных аспектов, которые могли бы свидетельствовать о нарушении законодательства. Наиболее широко различные способы отмывания денег используются в торговле наркотиками и оружием, мошенничестве, террористической деятельности, вымогательстве, проституции, торговле контрабандными и украденными товарами. Однако по своей сути отмывание денег сопровождает любое преступление, мотивом которого является получение дохода.

Традиционно процесс отмывания денег состоит из трех этапов. На первом этапе (этап размещения) происходит размещение незаконных доходов в финансовых институтах. Второй этап (этап преобразования) заключается в проведении финансовых операций, целью которых является сокрытие преступного происхождения доходов. На третьем этапе (этап консолидации) "очищенный" капитал возвращается преступнику в виде денежных средств, имущества или имущественных прав. Классические схемы отмывания денег включают в себя использование операций с наличностью, злоупотребления услугами банковских и других финансовых институтов, операции с дорогостоящим движимым и недвижимым имуществом, азартные игры. В последние годы широкое распространение получили схемы с вовлечением офшорных финансовых компаний, сети Интернет, кредитных карт, небанковских ("альтернативных") систем перевода денежных средств и международной торговли товарами и услугами.

Для отмывания денег могут использоваться как местные, так и иностранные юридические и физические лица. Внутри страны может также отмываться иностранный капитал, особенно в тех случаях, когда страна обладает слабой системой противодействия отмыванию денег. Для операций по отмыванию денег могут целенаправленно использоваться или создаваться финансовые и нефинансовые институты. Глобализация финансовых рынков постепенно стирает границы между внутренними и внешними источниками незаконного капитала, схемами его отмывания независимо от места преступления или получения дохода от незаконной деятельности. Развитие рынка финансовых услуг, усиливая взаимосвязь между различными финансовыми институтами, позволяет использовать практически любой из них для отмывания денег.

В указе о создании уполномоченного органа, чем является Росфинмониторинг, вам вменяется обязанность противодействовать отмыванию доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. В связи с чем в документе появился термин терроризм?

— Терроризм и экстремизм в ХХI веке стал угрозой не только гражданам России, но и всему мировому сообществу. Какие бы цели носители этих идей не преследовали, явление это страшное потому, что в первую очередь страдают ни в чем не повинные люди, которые не подозревают, что кто-то недоволен действия государства или его лидеров. Экстремисты, используя противоречия на национальной или межконфессиональной основе, подрывают те усилия, которые предпринимаются обществом для преодоления негативных тенденций, связанных с переходным периодом, с осуществлением стабильного и поступательного развития экономики и, как следствие, достижения социального согласия. Этим и объясняется ужесточение мер по контролю над финансовыми потоками, которые могут быть направлены на террористическую или экстремистскую деятельность. С начала 2003 года сфера деятельности Федерального закона и, соответственно, компетенция Росфинмониторинга распространяется на противодействие финансированию терроризма. Нами формируется перечень организаций и физических лиц, причастных к экстремистской (террористической) деятельности на основании данных, предоставленных МИДом России, Генпрокуратурой и Минюстом России. В 2005 и 2006 годах в части противодействия финансирования терроризма было рассмотрено несколько материалов, поступивших из правоохранительных органов на территории Уральского федерального округа.

Насколько совершенствуются уходы от контроля над финансовой деятельностью?

— Количество и качество схем растет и совершенствуется по мере того, как мы их распутываем. Наши оппоненты становятся изобретательнее, схемы изощреннее. По простой схеме и отмывания никакого не будет. Наша работа влияет на то, что посреднические услуги при проведении операций по легализации становятся все более рискованными. Мы совершенствуем свою деятельность, овладеваем новой техникой, методами, повышаем профессиональный уровень. В связи с этим стоимость услуг среди круга лиц, занимающихся «отмыванием», возрастает в разы. Если раньше операция с «обналичкой» — выведением из безналичного расчета в наличный оборот брали 1-2 процента от суммы «обналичивания», то сейчас, в зависимости от местности, составляет от 6% до 10 %. Чем выше риск, тем выше оплата. Это один из важнейших показателей усиления контроля государства.

Как проходило становление службы Росфинмониторинга на Урале, есть ли в этом какие-то особенности?

— Процессы схожие, различие в масштабах. В Москве сосредоточено 80 процентов всего финансового капитала России. Соразмерность явления в столице существенно выше, чем в других регионах. Свердловская область и в целом Уральский федеральный округ делит 2-3 место с Санкт-Петербургом, как по общему уровню преступности в экономической сфере, так и по организации всевозможных схем, связанных с легализацией доходов, полученных преступным путем. Нами выделены основные направления экономики присущие Уральскому федеральному округу по проблемно-отраслевому признаку — это топливно-энергетический, металлургический (черная, цветная металлургия) и часть лесопромышленного комплексы, а также коррупционные проявления.

Что сейчас затрудняет нашу работу — это применение нашими оппонентами межрегиональных связей. Есть факты трансконтинентальных связей. Задействованы в них основные финансовые центры, а также страны, предлагающие льготный режим в обслуживании капитала и либеральны режим контроля.

Для общества одним из самых опасных явлений стала коррупция. Мы помогаем правоохранительным органам бороться с этим злом. Могу привести пример Челябинской области, где идет суд над бывшим высокопоставленным руководителем. В данном случае мы отслеживали направление получаемых сумм должностным лицом. Подтвердилась причинно-следственная связь между совершенным основным преступлением и отмыванием денег.

В первую очередь нас интересуют схемы отмывания. Они создаются людьми, которые, полученные преступным путем доходы, пытаются запустить в экономику. Интересны нам и посреднические схемы, куда эти люди обращаются. Схемы существуют вне зависимости от того, какие цели преследует их создатели. Существование схем напоминает кредитную организацию. Для получения наличных средств создаются условия. Перечисляются деньги на указанных контрагентов. Через некоторое время деньги в чемодане приносят заказчику, с вычетом процентов за оказанную услугу. Или, например, вы хотите положить крупную сумму денег на свой счет. Это неразумно — идти в банк. Необходимо максимально усложнить схему. За это берутся специалисты и через некоторое время на вашем счете оказываются деньги, которые для контролирующих органов заявляются, как за выполненные работы или за поставленный товар. Посредников может быть не один десяток. В этой цепи фирм фантомов или однодневок проследить источник происхождения средств бывает чрезвычайно сложно. В том числе подобные операции проводятся с целью вывода капитала за границу РФ, когда надо получить наличные или безналичные, обойдя банковский контроль.

Есть так называемая схема «хавала» — переводы на доверии. Человеку необходимо вывезти за границу некий капитал. Обращаются к посреднику. В России заключается соглашение, передаются деньги. Звонок по телефону за границу и ваш представитель идет в назначенное место и получает наличные деньги. Вас не волнует, какая схема задействована. Вас интересует конечный результат. Деньги, которые вы имели в России, получили за границей. Вас не интересует также форма контроля. Деньги могут и не выходить из России.

Алексей Андреевич, какая категория профессий может быть интересна финансовой разведке. Допустим, адвокаты?

— В законе есть статья 7.1 «Правовые обязанности иных лиц». Статья определяет требования в отношении идентификации клиентов, организации внутреннего контроля, фиксировании и хранении информации. Эти требования распространяются на адвокатов, нотариусов и лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность в сфере оказания юридических или бухгалтерских услуг. В тех случаях, когда они осуществляют от имени или по поручению своего клиента сделки с недвижимым имуществом, управление денежными средствами, ценными бумагами или иным имуществом клиента, управление банковскими счетами или счетами ценных бумаг, привлечением денежных средств для создания организаций, обеспечением их деятельности или управление ими, а также куплю-продажу организаций. Они обязаны направлять информацию о своих клиентах в Росфинмониторинг. Это не будет являться раскрытием адвокатской тайны. Это вменяется в их обязанности. Сокрытие сведений расценивается как соучастие в преступлении, если совершено преступление и отмываются деньги. В лучшем случае не направление информации может рассматриваться как халатность.

По какому принципу подбираются работники Росфинмониторинга?

— Наши работники являются гражданскими государственными служащими. Требование — высшее образование и наличие опыта. Профильное образование — юридическое или экономическое. Комплектовать кадры было непросто. В первую очередь по части решения социальных вопросов. Скромная заработная плата, отсутствие социального пакета, как сейчас говорят. Чаще получалось так, что говорили: к вам, Алексей Андреевич, пойдем, независимо от величины жалованья. Хочется, чтобы государство своим служащим уделяло больше внимания. Выпускники вузов сегодня следят за рынком труда, они достаточно амбициозны, знают чего хотят добиться в жизни, на нашу зарплату в начале деятельности шли неохотно. Сейчас, когда общее состояние подтянулось, изменилось в лучшую сторону финансирование служащих, ситуация изменилась. У службы появился авторитет, люди приходят с желанием работать.

В нашей работе три направления: надзорная деятельность за исполнением законодательства организациями, не имеющими иных надзорных органов. Вначале стояла задача побудить их исполнять закон. Сейчас речь идет об оценке качественного исполнения закона в части хранения, фиксирования операций, их анализа на предмет выявления рисков в их поведении, анализе операций, которые явно являются отмывочными и сообщении нам об этом.

Второе направление углубленной проверки или финансовое расследование, которое позволяет либо утвердиться в том, что операции осуществляются с целью маскировки, либо снять подозрения.

Третье направление — когда мы провели проверку и получили материалы, свидетельствующие о фактах легализации, выявили соответствующих лиц, то нами передаются эти материалы в правоохранительные органы. И мы оказываем им помощь в доказывании факта отмывания.

По каким параметрам оценивается эффективность вашей работы?

— Цена за проведение незаконных операций по отмыванию денег возросла. Но это косвенный критерий оценки. Наш профессионализм возрос, плата за риски среди организаторов схем тоже возросла. Оценивается количеством материалов, переданных в правоохранительные органы. Мы не правоохранительные органы, не субъекты оперативно-розыскной деятельности, мы не заводим уголовных дел, не прекращаем их, не осуществляем доследственных проверок… Мы информационно-аналитическая служба. Но, тем не менее, принимается во внимание количество возбужденных уголовных дел по ст.174, 174-1 УК РФ. А самое главное, какая сумма средств возвращена государству в результате нашей деятельности. Задача не только в том, чтобы выявить и посадить преступника на скамью подсудимых, также важен вопрос — а деньги где? Наша задача найти эти деньги и вернуть их государству.

Среди задач на следующий год, в качестве ироничной реплики — работать лучше, чем в соответствующий период прошлого года. Самое главное — работа с кадрами. Они обеспечивают успех дела. Подготовка и еще раз подготовка. Дать коллегам в руки инструментарий, с помощью которого они будут работать эффективнее. В нашей работе есть элементы рутины, но в основном она является творческой. Люди разные - один сотрудник терпеть не может бумажной работы, предпочитая ей живую оперативную деятельность, другой обладает аналитическим складом ума, работает с базой данных.

Объем информации, принимаемой Росфинмониторингом, достигает более 12 тысяч сообщений в день. Наше оборудование обеспечивает защиту информации от атак из внешней среды. Защищена максимально также информация, направляемая кредитными и иными финансовыми организациями, содержащая коммерческую, банковскую, налоговую и иную тайну.

Информация, которая содержится в федеральной базе подозрительных финансовых операций, без определенной подкраски со стороны правоохранительных органов, трудно поддается анализу и выглядит заурядной хозяйственной операцией. Но, подвергнув анализу эту операцию, направление деятельности, мы можем сделать определенный вывод — эта операция не имеет явного экономического смысла, а, значит, совершена для создания фона определенной деятельности предприятия или маскирует операции, которые не должны заметить контролирующие органы. Работа рутинная. Компьютер, база данных, карандаш, бумага. Сотрудничество с правоохранительными органами дает возможность взглянуть на проблему под определенным углом и наложить правоохранительную составляющую, подозрение в совершении преступления на экономическую составляющую.

Как складывалась ваша карьера до прихода к руководству межрегиональным управлением?

— У меня два образования — Уральский политехнический институт, радиотехнический факультет и Уральская академия государственной службы, экономический факультет. До этого средняя школа и служба в рядах Советской армии. Полтора года в Афганистане. Воинская специальность — оператор-наводчик боевых машин пехоты. После армии работал десять лет на Уральском электромеханическом заводе. В 1990 году у нас появилась таможенная служба. Я пришел самостоятельно попробовать свои силы. Эту службу окружал ореол романтики. Расхожая фраза, сказанная героем фильма «Белое солнце пустыни» Верещагиным «Таможня дает добро». В таможне я работал 12 лет, пройдя путь от инспектора до первого заместителя начальника Уральского регионального таможенного управления.

Так сложилась жизнь, что в 2002 году занялся новым для себя делом - участвовал в формировании межрегионального управления по УрФО службы финансового мониторинга. Начинали с ноля. Создание организации, регистрация, открытие счетов, поиск помещения. Учились в ходе становления. Сейчас система сложилась. По всей системе в России нас 650 сотрудников. Половину занимает центральный аппарат в Москве. Все остальные работают на территориях в семи федеральных округах. Нас ждет нормальное будущее. 1 ноября мы отметили пятилетие организации нашей службы. Свою задачу знаем — обеспечение безопасности развивающейся экономики России. Скажу высоким стилем — финансовая разведка — Росфинмониторинг в передовых рядах с ее теневыми проявлениями.