Евгений Логвиненко: Нам необходимо строить правовое государство, жаль, что само государство не торопится это делать


Евгений Логвиненко: Нам необходимо строить правовое государство, жаль, что само государство не торопится это делать
6 Апреля 2007
Евгений Иванович, насколько вы миролюбивый человек в своей профессии?

— В результате своей многолетней практической работы я пришел к выводу, что мирное разрешение любых споров выгодно всем. Это единственный способ нахождения истины. Компромисс важнее затяжных боевых действий. Когда достижение компромисса невозможно, мысли о мире существуют в наших мечтах. Однако присутствие мечты и надежды на мирный исход конфликта ни в коей мере не отражается на хватке наших зубов, которыми мы впиваемся в дело. Когда мир невозможен, начинают говорить пушки. Здесь победа за тем, у кого сильнее армия, квалифицированнее командиры и управляемы войска.

Уже достаточно долго в обществе не говорят о строительстве правового государства. Считается, что оно уже построено. Сейчас у государства другие приоритеты: национальные проекты, которые огласил президент. Считается, что кости правового государства созданы и на них наращивается мясо правосознания. Но люди как жили, так и живут. Несмотря на происходящие изменения в обществе, многие все еще стараются влезть через форточку там, где можно войти через дверь. На определенных уровнях отношений, между двумя участниками один из которых действуя в рамках установленных законом требований вошел через дверь, а другой для достижения цели лезет через форточку происходят конфликты, нарушается баланс интересов. Конечно, если еще есть возможность привести стороны к переговорам и компенсировать потери за счет «форточника» мы стараемся это делать, но если компромисс не возможен тогда и происходят боевые действия. Для того чтобы этого не происходило, все должны играть по одним правилам. Но, к сожалению так не бывает. У каждого своя правда, а истина как говорится где-то рядом.

Насколько законодательная база в стране дает возможность мирного сосуществования разным по интересам группам предпринимателей?

— Нормативная база сегодня позволяет существовать предпринимателям на том или ином рынке достаточно корректно между собой, не давая друг другу соблазнов, возможностей нарушать законы при строгом их соблюдении. Поэтому основная наша задача помимо участия в корпоративных спорах, войнах, в представлении интересов той или иной стороны — привитие нашим клиентам правовой культуры, создание правового поля для работы самого клиента. На примере конфликта показать его корни. Если мы научим, объясним и покажем, что определенным образом соблюдая установленные государством правила работать можно и выгодно, люди будут к этому стремиться. Тогда задача адвоката будет не задачей пожарного при тушении пожара, а профилактической работой, на дальних подступах пресекающей очаги возгорания. Не из трясины вытаскивать пострадавшего, а помогать найти дорогу на опасном участке его бизнеса.

Прежде всего, это правовая культура твоя и твоего клиента. Бывают клиенты, заключив соглашение с которыми, в процессе изучения документов выясняется, что не так уж чиста их позиция, как им кажется в силу заблуждений. Приходится много работать, рассматривать сложившуюся ситуацию с разных сторон, доводить сделанные выводы до руководителя. Люди понимают, что прежде всего, мы отстаиваем их интересы. И когда твоя правовая позиция, твои мысли находят свое подтверждение в судебных актах все получают удовлетворение. А результат дает о себе знать и в части материального вознаграждения и в части морального удовлетворения.

К сожалению, остается проблема при которой адвокат у нас ассоциируется с работой почтальона или инкассатора. Есть адвокаты и юристы, которые называя свой гонорар, убеждают в том, что часть денег пойдет на «благое дело». Якобы за счет них они договорятся с правоохранительными органами, судом или прокуратурой о положительном решении вопроса своего клиента. Это делает плохой имидж, как адвокатуре, так и нашей судебной системе в целом. В последнее время эти перегибы успешно решаются судебной практикой, как в отношении адвокатов, так и работников правоохранительных органов и судов. У этой ситуации, при ее выявлении, один результат из двух. Ты или подстрекатель к даче взятки или мошенник.

Государство дало хорошие финансовые гарантии судьям. Для решения своих финансовых проблем им просто не выгодно вступать в какие-либо нечистоплотные взаимоотношения с кем бы то ни было. Поэтому не надо принимать на веру убедительный рассказ о том, что ваш представитель договорится с судьей. На это не следует делать ставку при выборе адвоката или юриста. Вселяя уверенность в продажность судебной системы, системы правоохранительных органов, умаляя достоинство коллег по цеху судебный процесс не выиграешь. Подобные заверения сами по себе должны зародить сомнения в профессиональной подготовке адвоката и его готовности вас защищать.

Как вы относитесь к заочной дискуссии адвокатов и юристов об уровне их компетентности и оплате юридических услуг?

— Что касается взаимоотношений между юристами и адвокатами, я лично не против работы на рынке оказания юридической помощи юристов, не имеющих статуса адвоката. Вопрос в ответственности. Профессиональная ответственность адвоката скоро будет застрахована в обязательном порядке. Таким образом, доверитель, вступая в отношения с адвокатом, будет иметь возможность посредством страхового полиса адвоката застраховать свои возможные риски. Риски будут выражаются в реальных денежных суммах. Конечно, юрист может сделать это добровольно. Но я еще ни разу не видел юриста, который бы сделал это по доброй воле.

Не малое значение имеет вопрос финансового вознаграждения. Вольница в России создала такую ситуацию, при которой каждый вуз, будь он педагогическим, инженерным или физкультурным, считает своим долгом иметь факультет, закончив который выпускник получает высшее юридическое образование. Таким образом, у нас получилось, что юристов стало больше чем, допустим, шахтеров или металлургов, при всем уважении к этой рискованной профессии. Рынок юридических услуг переполнен, на нем уже тесно. Расценки за труд юриста могут колебаться от 1000 рублей до сотен тысяч за одинаковую категорию дел. Но, как известно, дешево, не значит хорошо. При обращении за юридической помощью и ценообразовании должно учитываться все: квалификация, ценз оседлости на одном месте, упоминаемость в СМИ, публичность, рекомендации, научная и практическая деятельность. Когда человек имеет портфель и сотовый телефон, черный костюм и белую рубашку с галстуком, но не имеет офиса и дает объявление в газете «Быстрый курьер» об оказании юридической помощи, наверное это не очень хорошо. Когда же человек сидит в офисе, имеет постоянное место работы - ценз оседлости, за спиной багаж опыта и знаний, наработанный на собственных и чужих ошибках - это может быть гарантией того, что на вас не будут тренироваться, что он уже приобрел некий опыт. Защита у такого человека стоит не дешево, но и затраты для вашей защиты он понесет не малые. Вместо того, чтобы взять с Вас деньги для «передачи» судье или следователю он наймет детективов и получит необходимые заключения специалистов.

Таким образом, покупая правовую помощь, вы можете быть уверены, что она будет оказана квалифицированно и достойно. К сожалению, люди перед тем как возбуждать какое-либо судебное дело, тяжело идут на юридическую экспертизу возникшей ситуации. Этим пользуются недобросовестные участники рынка юридических услуг. Это выражается в том, что у человека сложилась ситуация, на его взгляд, кризисная. Он обращается к юристу или адвокату. Спрашивает, сколько будет стоить разрешение его ситуации. Ему говорят, это будет стоить, к примеру, 5 000 рублей. Он отвечает, что готов, поехали. При этом клиенту могут пообещать, что его дело будет обязательно выиграно. Однако, прогнозы без диагностики ситуации дело неблагодарное.

Рекомендую, в гражданских спорах, особенно в корпоративных, прежде чем платить за деятельность юриста по решению всей проблемы, заплатить за юридическую экспертизу. За разбор ситуации и ее понимание до того, как специалист включиться в дело. Не секрет, что бывают случаи, когда дела безнадежно проигрышны и человек платит за ведение дела, за представление интересов в суде, различные экспертизы, заключения, государственную пошлину и т.д. получая при этом отрицательный результат. Правовая экспертиза это не нововведение, это уровень квалификации адвоката. Уважающий себя адвокат не будет хвататься за любое дело с целью любой ценой взять с клиента деньги. Многие адвокаты уже давно пришли к такому выводу и, прежде чем принять на себя обязательства по представлению интересов клиента, ввели в практику проведение анализа возникшей ситуации. Конечно, такой анализ стоит денег. Это зависит от самой ситуации, от объема информации которую приходится изучать и анализировать, но это намного дешевле и, как правило, при принятии решения о представлении интересов клиента эти затраты включаются в сумму гонорара.

Насколько допустимо использовать юридические знания, полученные в результате опыта своей работы для подталкивания клиента к той или иной ситуации, находящейся в пограничном состоянии, между проступком и преступлением?

— К сожалению, борьба интересов в сфере экономики зачастую граничит с правонарушениями, сопряженными с уголовной ответственностью. Как-то налоговые преступления, мошенничество, фальсификация доказательств и т.д. Это грусть, печаль и боль каждого практикующего юриста, потому что человек, обладающий специальными знаниями, имеющий юридическое образование, не может не знать о последствиях того или иного деяния, ответственность за которые предусмотрена в УК РФ. Тем не менее, многие адвокаты и юристы советуют своим доверителям предпринять определенные шаги, проявить некоторую расторопность в достижении экономической выгоды. И не всегда правовыми методами. Зачастую, создается иллюзия того, что деятельность находится в правовом поле. При явном совершении преступления оно может быть завуалировано под гражданско-правовые отношения. Но здесь все зависит от компетентности правоохранительных органов. Например, многие видели рекламу в которой некие консалтинговые и юридические фирмы анонсируют себя «оптимизаторами налогообложения, ликвидаторами предприятий без последствий» и т.д. и т. п. Это «черный рынок» не имеющий ничего общего с юридической помощью. Есть понятие «черный археолог», человека, не имеющего ничего святого, который разрывает могилу, занимается мародерством, не убирая за собой следов. Так и здесь. Подобного рода «консультанты» создают почву для совершения преступлений в сфере экономики, в том числе рейдерские захваты, так называемые «кидалово», когда фирмы-однодневки, пользуясь безнаказанностью, могут хорониться, переводиться в те или иные населенные пункты, субъекты федерации, а иной раз за рубеж. Перспектива ожесточенной борьбы с этими явления не за горами. Рынок оказания подобного рода услуг будет сведен к минимуму. Всегда будет востребована «паршивая овца» и на нее найдутся заказчики. Пока товар востребован, он продается. Государству нужно бороться не только с такими «консультантами», но и с теми, кто прибегает к их услугам.

Эти явления результат несовершенства деятельности и непрофессионализм кадров правоохранительных органов, занимающихся как оперативно-розыскной деятельностью, так и предварительным расследованием преступлений. Несовершенство социального обеспечения работников правоохранительных органов, недостойная для милиционера зарплата создают текучку кадров. А текучка сказывается на отсутствии преемственности традиций, опыта и профессионализма