Сергей Воздвиженский: «Выстраивать все ради человека»


Сергей Воздвиженский: «Выстраивать все ради человека»
17 Мая 2007
Сергей Борисович Воздвиженский родился 18 мая 1932 года в городе Кривой Рог. В 1955 году окончил Московский инженерно-строительный институт. Работал конструктором на Уралмашзаводе, начальником стройправления, управляющим треста «Главсредуралстрой», секретарем Свердловского обкома КПСС, первым заместителем председателя Свердловского облисполкома. С 1991 года — председатель исполнительного комитета межрегиональной ассоциации экономического взаимодействия субъектов РФ «Большой Урал».

Сергей Борисович, какими приметами характеризуется период вашего студенчества?

— В 1950 году я поступил в Московский инженерно-строительный институт, где было очень много ребят, прошедших войну, — офицеров, сержантов, старшин. Они могли выпить, набузить, все что угодно: живые люди. Но при этом оставляли грандиозное впечатление, что человек всего может добиться, если стремится к своей цели. Они ценили жизнь, потому что остались живыми, пройдя чудовищное пекло войны и одержав победу. Для них не было ничего невозможного.

И я получил от них эстафету: на втором курсе стал секретарем комитета комсомола. И исповедовал ту же идеологию всю жизнь. В дни моей юности страна была бедная, все отдавали под атомную, космическую промышленность, великие стройки коммунизма, как они тогда назывались. Именно тогдашнее мощнейшее движение восстановления страны дало громадный экономический задел, благодаря которому Россия после шестнадцати лет перемалывания, дележа все равно имеет одну из крупнейших экономик мира. Но теперь наша уверенность в себе подорвана: мы проиграли холодную войну, потеряли часть страны и, конечно, не являемся победителями.

Конечно, время идет. Производственные фонды второй половины 20 столетия и сегодня остаются базовыми. Вот представьте себе: не было бы освоенной Западносибирской нефтегазовой провинции, этой крупнейшей кладовой мира, которая соизмерима с кладовой Персидского залива, — значит, надо было бы вести геологическую разведку, бурить новые скважины, прокладывать новые нефтепроводы.

Надо сказать спасибо председателю Совмина СССР Алексею Косыгину. Именно при нем был поднят вопрос развития нового нефтегазового комплекса. В районе Каспия, Казахстана, Узбекистана, Туркмении были определены крупнейшие месторождения газа и нефти. Ряд крупных ученых-экономистов выдвигали идею вложить средства в юг страны, считая, что именно там мы получим наиболее дешевую нефть, газ, заодно подтянем экономику союзных республик. А в Западной Сибири — тундра, холод, отсутствие дорог, слабая геологическая изученность. И тут нам «повезло». Американцы разместили свои ракеты в Турции, Ираке. Генштаб написал докладную записку в Политбюро: мы допускаем крупнейшую стратегическую ошибку, создавая нефтегазовый комплекс на юге страны, он будет полностью открыт для разрушения ракетными комплексами США и НАТО. Именно тогда, с приходом Косыгина на пост председателя советского правительства, и было принято окончательное решение осваивать Западную Сибирь. И больше оно никогда не пересматривалось.

Я верю, что новые достижения и победы ждут Россию. В этом уникальная особенность российского народа — подниматься, восстанавливаться и снова удивлять мир. В ленинские времена страну покидает громадное количество деятелей науки, процессы 1937 года — тоже колоссальный удар по самым образованным, умным, активным людям. Гибла творческая и техническая интеллигенция. Королев, Туполев сидели в шарашках. А сколько талантов погибло во время войны! Официальная цифра — 22 миллиона человек. И все равно нация вырабатывала новые силы, которые создавали принципиально новые решения. Вспомним начало 90-х: в вузы молодежь не идет, в аспирантуру не идет, из науки бежит. Чтобы выжить, нужно спекулировать, продавать маечки, пирожки и так далее. Но всего несколько лет, максимум 3-4 года «пирожковой» экономики — и в вузах вырос конкурс. Количество студентов увеличивается в два раза.

Сергей Борисович, насколько оправданы разговоры о том, что экономика России рухнула, ее промышленное развитие остановилась где-то в середине ХХ века, и что мы навсегда отстали от передовых стран Запада, не говоря уже о Японии?

— Я не отношу себя к категории так называемых «казенных оптимистов», но у России есть возможность стать государством с высокой индустриализацией, где знания, наука и новации являются основой развития. Это оценка сегодняшнего дня, она требует от нас совершенно другого понимания и другого подхода. Да, мы очень сильно отстали. Например, в машиностроении, станкостроении. Уровень производительности труда на наших машиностроительных заводах на порядок ниже, чем в Японии, Германии, Великобритании. Мы работаем на станках в лучшем случае двадцатилетней давности, они — на станках с программным обеспечением. Но если мы возьмемся догонять, за это время та же Япония уйдет еще дальше. Надо идти на крупные, прорывные сферы. Допустим, мы никому и ни по каким параметрам не уступаем в лазерных технологиях, причем они из научного эксперимента становятся реальностью производства. Почему нам не занять здесь особую позицию, скажем, в области обработки металлов?

Наша лазерная отрасль, казалось, была разрушена. Крупнейшие институты, заводы развалились. Но вместо них появились небольшие предприятия, которые стали делать лазеры «на коленках». А на самом деле мы получили чрезвычайное разнообразие решений — вплоть до использования лазеров на ранних стадиях опознавания раковых заболеваний, в стоматологии. В онкологии наши специалисты разработали технологии производства изотопов медицинского назначения. В радионуклидной диагностике используются короткоживущие радиоактивные изотопы для определения состояния всех органов человека. Ранняя диагностика опухолей мозга, например. Компьютерная томография. Радиотерапия. Принцип ее действия основан на использовании радиоактивных изотопов, путем введения их в организм человека. Вся онкология основана на использовании источников излучения. Сегодня считают этот метод лечения не самым продвинутым. С одной стороны излучение тормозит развитие раковых клеток, с другой стороны оно поражает здоровые органы. Поэтому разрабатываются методы лучевой терапии локального действия. В центр опухоли вводится радиоактивный изотоп, который поражает больные клетки, но в ограниченных пределах. Здоровые органы и ткани не страдают. Не "ковровое" бомбометание, а точечные удары.

В свое время мы думали только о мощнейших лазерах, которые резали бы в воздухе ядерные ракеты. А сегодня имеем совершенно иные базовые подходы. Ничего не исчезло, а перешло в другие направления и качество, и блестяще раскручивается.

Давайте вернемся к энергетике, которая становится тормозом развития. Чем больше Чубайс будет повышать тарифы (это, безусловно, безобразие), тем быстрее это вызовет переход к новой энергетике, более экономичной, удобной для производства. Если поставить на предприятии газ-дизель с генератором, срезаются транспортные расходы — а это 60% тарифа. Сегодня это позволено только «великим» — Магнитке, НТМК, но завтра, возможно, станет распространенным методом. Другой пример. При транспортировке по большим теплотрассам теряется до 40% тепловой энергии. Так давайте переходить к котельным, рассчитанным на дом, квартал. Более того, это единственный способ выжить при кризисе «большой энергетики». Мы вводим в год генерирующих мощностей на 900 МВт, а Индия — на 20 тысяч, США — на 30 тысяч, а китайцы — на 50.

Мы живем в едином глобальном мире и должны считаться с этим, уметь работать в этом мире, не огораживаться стеной. Если американцы покупают станки у японцев и не видят в этом позора для себя, почему мы не можем поступать так же? Например, нам нет нужды тягаться с китайцами, в их возможностях производить дешевую одежду. Никакой действенной защиты от Китая мы не составим. Европа попыталась поиграть против Китая в прошлом году и опозорилась. Квоты пришлось отменить. Потому что с прилавков исчезли трусики, носочки, рубашки. Европейцам, чтобы отовариваться, пришлось летать в Египет, Саудовскую Аравию. Точно как нашим челнокам.

Так что защищать свою экономику надо, в первую очередь, создавая качественный, конкурентоспособный товар. Если российский дизайнер создаст свой инжиниринг, то вполне сможет конкурировать с Китаем. Берите в Китае литье, а в Тайване — чипы и создавайте собственный высокотехнологичный прибор. Так, например, поступает челябинская компания «Метран». Это процветающая организация с великолепной динамикой и завтра — с мировым именем.

Кроме того, в глобальной конкуренции у нас есть мощные аргументы — это, прежде всего, энергоносители. Их тоже не удастся запереть, это может привести к военным конфликтам с бурно развивающимися экономиками, которые остро нуждаются в наших энергоносителях. Надо договариваться: ребята, давайте жить дружно, мы готовы делиться, но на взаимовыгодных условиях, а не по дешевке.

Я приведу пример. Был период, когда говорилось о том, что наша авиация умерла, и что вообще пора нам заканчивать с авиастроением, что надо покупать подержанные самолеты зарубежного производства и этим жить. Вспомните, сколько было проблем с «Пермскими моторами». Завод четыре раза переходил из рук в руки. Все делалось для того, чтобы важнейшее для России предприятие умерло. Но похороны не состоялись. В прошлом году был сделан блистательный испытательный полет ТУ-114, который зафиксировали американские спутники. На этом самолете установлены самые современные двигатели ПС-90, с помощью которых удалось побить мировой рекорд дальности ля этого типа самолетов.

У нас сейчас тысяча самолетов ИЛ-76, их грузоподъемность 40 тонн, равных им по возможности принять груз, нет в мире. Но у них старые двигатели и устаревшая электроника. На этой машине держится половина гражданской отрасли, половина армии. При постановке двигателей Пермского моторного завода нам удалось поднять груз в 57 тонн. При этом дальность увеличивается на 30%, расход топлива снижается на 38%. И если мы выходим на мировой рынок с этими самолетами и начинаем доставлять грузы из Кореи, Китая, Европы, то мы просто вне конкуренции. Ведь новый самолет на базе «Геркулеса», который смогут разработать американцы, появится не раньше, чем через 10-15 лет.

Времена изменились, возможности сегодня другие, и понимание жизни стало другим. Мы выжили, и, я уверен, впереди нас ждет победа.

В своих выступлениях, докладах, интервью вы придаете образованию первостепенное значение. Ваша цитата: «Искать национальную идею следует в образовании». Что значит для будущего России образование?

— Только страна, где большая часть граждан образованна, имеет будущее. ООН определила коэффициент качества жизни, включающий в себя три составляющих, — продолжительность жизни, ВВП на душу населения и уровень образования. Россия по первому показателю занимает 122 место. По ВВП мы не сильно уступаем большинству стран, а вот уровень образованности снижается. Только образование делает человека свободным, позволяет искать именно ту работу, которую хочется, которая играет также роль социального лифта. Решим вопрос образования, сами собой отпадут проблемы с экономическим развитием страны и культурой.

Основная наша потеря, причем это потеря целого интеллектуального поколения, исчисляется не в миллиардах долларов, его цена — триллионы. Но «мозги» утекли со знаниями уровня 90-х, а сейчас в аспирантуре учатся ребята XXI века, абсолютно иное поколение. Посмотрите, с какой простотой любой десятиклассник управляется с компьютером, просто завидно. И это — главный источник будущего страны.

Да, оно будет трудным, но все зависит от нас. Построим мы в Екатеринбурге до 2012 года Евразийский университет или будем только ходить вокруг да около? Займемся реконструкцией Транссиба, доведем скорость до 150 — 160 км и таким образом создадим мощнейший мост с Дальнего Востока к остальной России? Или будем безвольно смотреть, как Дальний Восток постепенно откалывается от страны? У нас есть деньги, возможности, но мы тянем. Это возмущает, раздражает, это говорит о бессилии людей, которые по долгу службы обязаны этим заниматься.

Урал промышленный в ХХI веке должен сделать ставку на образование. Мы всегда были промышленным регионом, и сегодня в свете общероссийского курса на промышленную политику нужно переориентироваться.

Промышленная политика Урала началась еще в петровские времена, когда отлитые в Каменске чугунные пушки помогли выиграть Полтавскую битву. А в советское время Свердловская область и весь Урал всегда были ключевыми в промполитике страны. Госплан и Уралплан определили задачу создания мощнейшей промышленности на Урале в 1927-32 годах. «Магнитка», «Уралмаш», «Вагонка» и НТМК — все это блестяще продуманные разработки, сделанные правительством Советского Союза, решившие судьбу страны в Великой Отечественной войне. Если бы не было нашего оружия, танковых корпусов, не было бы нашего металла, мир был бы другим. Урал промышленный решил судьбу страны в войне за счет технического вооружения — самых лучших танков, артиллерии, самолетов. Мы держали ценой огромных усилий паритет в годы холодной войны. Но сегодня экономика работает в условиях глобальной мировой конкуренции. Конкурентоспособная продукция Урала определяется за счет металлургии, нефти и газа. Но этого совершенно недостаточно, чтобы глобально конкурировать на мировом рынке. Новая задача промышленной политики Урала — это создание наукоемкой продукции, выпускать товар, в котором заключена мощнейшая составляющая интеллекта. Мы должны создавать промышленность, основанную на глубоких знаниях, на научных разработках, на фундаментальных открытиях нового поколения.

Теперь скажите — на какой базе мы будем делать все эти открытия? В старых вузах, старых лабораториях, которые мы создавали в 50-е годы? Нет, нам нужно новое поколение, совершенно по-другому решающее эти вопросы. Поэтому появилась блестящая идея — создание Большого Евразийского Университета. В нем соединятся идеология образования и науки, науки и производства. Научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки будут ориентированы на бизнес и оборонные предприятия.

Ключи новой экономики — это атомная энергетика, приборостроение, тяжелое машиностроение. Эти ключи лежат на Урале. Жаль, что на федеральном уровне идет недопонимание, занижение роли Урала в развитии страны. Екатеринбург готов к созданию мегауниверситета. Вложение государственных денег в знания, которые являются будущим нашей страны — вопрос принципиальный. Если Россия досрочно отдала 20 миллиардов долларов Парижскому клубу, то и на университет деньги найдутся. Будущее России зависит не от Парижского клуба. Необходимо понимать, что БЕУ — это важнейший геополитический инструмент выстраивания дружественных отношений с соседними государствами. Предполагается, что в нем будут обучаться 200 тысяч студентов.

Три перспективных задачи для Уральского региона вытекают из интересов страны и мировой цивилизации, о чем мы докладывали в Москве на совещании Министерства регионального развития.

Это развитие атомной энергетики. В этой сфере необходимыми технологиями владеет только Россия, что позволяет ей стать мотором мировой энергетики.

Модернизация железной дороги от Европы до Тихого океана, которая теснее свяжет с центром России Восточную Сибирь и Дальний Восток. Урал же обеспечит железнодорожный транспорт новыми рельсами, вагонами, локомотивами. Новая техника позволит довести скорости на Транссибе до 160 километров в час. В декабре под Екатеринбургом прошел испытания уральский электровоз. Нам нужно три-четыре тысячи таких машин, чтобы они работали по всей стране.

И третья задача — создание качественно новой металлургии, выход на новое поколение металлов с применением ванадия, титана, магния и другой лигатуры на основе научной и промышленной базы Урала.

Какое участие приняла ассоциация «Большой Урал» в подготовке национальных проектов, в частности «Доступное жилье»?

— По предложению руководства Челябинской области мы участвовали в подготовке доклада о состоянии жилищного строительства в стране для Президиума Госсовета. В докладе губернатора области Петра Сумина были заложены принципиальные вопросы, обеспечивающие рост жилищного строительства. Впервые было определено понятие развития доступного жилья как национальной программы. Это был 2004 год. К концу 2005 года под жилищную программу была подведена законодательная база. К сожалению, документы Госдумой принимались пакетом без детального обсуждения. В жилищном строительстве в то время 73 процента объектов строилось за счет долевого участия граждан. Долевку просто-напросто запретили, решив, что финансированием строительства должны заниматься банки. Однако банки давали кредит под 20 процентов. Объемы строительства тут же сократились, цены подскочили на те же 20 процентов. В Москве стоимость квадратного метра поднялась до трех тысяч долларов, в Екатеринбурге до тысячи, а затем до двух тысяч долларов. Вторичное жилье стало дороже первичного. Это ненормальная экономика. Что-то из области психологии.

Сама государственная идея национальных программ великолепна. Она поддержана народом, рождает надежду на лучшую жизнь, открывает новые возможности. Сегодня недостаточно увеличить объемы строительства в два или три раза — темпы должны быть значительно выше. Только в прошлом году Екатеринбург достиг темпов возведения жилья строителями Свердловска образца 1987 года. А это 732 тысячи квадратных метров в год. Сегодня в стране годовой объем строительства жилья составляет лишь треть из того, что вводилось в конце 80-х годов — 41 миллион квадратных метров. В 1989 году мы вводили по стране в среднем 150 миллионов квадратных метров в год. Национальная программа «Доступное и комфортное жилье — гражданам России», которая находится под личным контролем Президента РФ, поставила задачу перед отраслью — к 2010 году довести ежегодный объем вводимого жилья до 80 миллионов квадратных метров в год. Почувствуйте разницу — 150 миллионов в 1989 году и 80 миллионов в 2010.

Для обеспечения массового строительства дешевого жилья в России необходимо модернизировать промышленность домостроения, вдохнуть новую жизнь в устаревшие и остановленные заводы по производству строительного оборудования, увеличить производство цемента, привлечь дешевое финансирование.

Ясно, что никакой частник не станет вкладывать капитал в образование, здравоохранение. Это обязанность государства. Да и в сельское хозяйство инвесторы в очередь не становятся. А мы на Урале создали целую отрасль сельскохозяйственного машиностроения. Уралвагонзавод выпустил интегральный колесный трактор, который увеличивает производительность труда крестьянина в разы. Это впервые в России за 15 постсоветских лет. Челябинский тракторный завод сделал для него двигатели мощностью 160 лошадиных сил. Здесь же запущена серия кормоуборочных машин «Булат». Сеноуборочные комплексы дает Пермь. Башкортостан создал уникальные сеялки и землеобрабатывающие комплексы.

В одном из интервью вы сказали: «Жизнь человека — самое ценное, что есть на Земле, и ради человека нужно выстраивать все инстанции». Как это сделать в России?

— Корень всех проблем россиян — повышенная смертность. Мы находимся на страшно низком уровне — вымирании. Виной тому не столько низкая рождаемость, сколько отношение государства к человеку. Смертность россиян напрямую зависит от социальной неустроенности. Человек в силу различных причин не может прокормить семью, потерял квалификацию, не имеет работы. В этих условиях он находится в состоянии растерянности, у него исчезает смысл жизни, его энергетический потенциал не используется. Все это едет к болезням — раковым, органам кровообращения, несчастным случаям. Я уверен, что можно решать принципиальные проблемы системы здравоохранения. Платная медицина должна быть для тех, у кого есть средства и желание выбирать услуги. Бесплатную медицину следует подтягивать на высокий уровень для тех, у кого иного шанса для лечения нет.

Нужно лечить социальную болезнь. Россия самая богатая страна в мире по минерально-сырьевым ресурсам, у нас более трети мировых запасов, у нас неограниченные финансовые ресурсы, бюджетный профицит, стабилизационный фонд, третье место по золотовалютным запасам. Но живут ли счастливее наши люди, работающие в невероятно трудных условиях за скромную зарплату? Как всегда в канун думских и президентских выборов начнут вываливать горы обещаний «улучшить», «изменить», «дойти до каждого». Власти усилят борьбу с коррупцией, разоблачат еще несколько «оборотней» в погонах и пиджаках, политики предложат много красивых идей. Но все это будет иметь мало общего с повседневной жизнью большинства граждан. Россиянин становится «человеком частным». Его интересы сдвигаются в сферу семьи, личных отношений, быта, досуга. Человек хочет хорошо жить, получать достойную зарплату, иметь возможность выучить детей. Все просто. И у него должно быть такое право. Слишком тяжелым путем шла страна в ХХI век.

Что касается лично меня, я всю жизнь много и трудно работал и продолжаю работать. У меня всегда была цель, к которой я стремился, хотя не считаю, что это были карьерные устремления. В то время об этом говорить было не принято. Разве можно назвать карьерой работу главным инженером треста в течение десяти лет. В дни моей юности страна была бедная, все отдавали на развитие атомной, космической промышленности, великие стройки коммунизма. Именно тогда создался громадный экономический потенциал, который, несмотря на проматывание, растаскивание, откровенный грабеж постсоветских лет, сохранил способность к восстановлению.

В мою бытность главным инженером строительного треста мы сумели поднять производительность труда строителей на 49 процентов. Я работал на самых сложных объектах Уральского региона: создание прокатных станов, коксовых батарей, атомной станции. На строительстве Белоярской АЭС мы сумели организовать команду людей, объединенных общей идеей. Сумели построить и вовремя пустить крупнейшую в мире, работающую на быстрых нейтронах атомную станцию. Французские специалисты начинали строить подобную станцию у себя — «Суперфеникс», но не смогли ее запустить. Мы были и остаемся первыми в ряде технологий. Все это дает стимул жить и работать.

Надежда — на новое поколение. Как жили предыдущие? ЦК партии решит, правительство подумает, генералы обеспечат. Нынешнее демонстрирует большую ответственность не только за собственную жизнь, но и за будущее общества. Я встречался с бизнесменами 30 — 35 лет. Богатство само по себе не составляет для них никакого интереса. Они построили карьеру, зарабатывают приличные деньги. Но у них нет жажды бесконечного накопительства, нет желания хапнуть и уехать на Канарские острова. Для них очень важно: кем станут их дети, в какой стране они будут жить. У них есть понимание, что они, обладая лидерскими качествами, должны создавать ресурс для улучшения всего общества.

18 мая Сергею Борисовичу Воздвиженскому исполняется 75 лет. Поздравляем!