Обыск в юридической консультации. Что это — превышение полномочий или халатность? Продолжение темы


Обыск в юридической консультации. Что это — превышение полномочий или халатность? Продолжение темы
26 Сентября 2006
Как уже сообщалось, 20 сентября 2006 года в числе посетителей юридической консультации № 3 Свердловской областной гильдии адвокатов оказались незваные гости – сотрудники ГУВД Свердловской области. В этот день в 16 часов, в кабинет С. Балейкина – директора ООО Производственное предприятие «Промсервис» расположенного по соседству с офисом юридической консультации вошли три молодых человека и сообщили, что им нужны адвокаты.

Сергей Балейкин, директор ООО «Промсервис»:

— Офис нашего предприятия находится рядом с юридической консультацией при этом, у нас общий вход с улицы Горького. Я сообщил им, что если они договаривались о встрече, то их должны ждать в соседнем помещении. Трое ответили утвердительно - «Договаривались». Тогда я вышел в общий коридор и увидел еще четверых пришедших. Входная дверь в консультацию была закрыта. После неоднократных стуков, дверь была открыта адвокатом А.Каюриным, находившимся в дальней комнате. Прибывшие проникли в помещение консультации, где А. Каюрину была предъявлена какая-то бумага, и я услышал, что они собираются произвести обыск в арендуемом офисном помещении. Оставив их наедине, я удалился, и позвонил заведующему консультацией Д. Вдовину, сообщив о визите гостей.

Дмитрий Вдовин, заведующий консультацией:

— Через 15 минут после звонка С.Балейкина я был на месте. Наш офис состоит из трех смежных комнат, в самой первой из которых я увидел семерых человек в штатском. Один из них производил обыск стола, вскрывая ящики и просматривая находившиеся в нем документы, двое в шкафу, где расположены папки с документами (адвокатским производством). Этот шкаф состоит из четырех секций и является общим для меня, адвоката О.Андросова и адвоката Л.Лешко. Я представился, как заведующий консультацией, предъявил служебное удостоверение и спросил «что здесь происходит и кто старший?». Ко мне подошел молодой человек, представившийся следователем С.Лашиным, кстати, не предъявив удостоверения, и сообщил, что в помещении производится обыск. Больше никто из присутствующих не представлялся, поэтому было не понятно кто из них сотрудники милиции, а кто понятые, если такие вообще были. Я попытался разъяснить требования закона о возможности проведения обыска только на основании судебного решения. На это мне было предъявлено постановление начальника отдела № 2 СЧ ГСУ при ГУВД Свердловской области майора Медведева, с которого я снял копию и вернул оригинал. Эту копию, под угрозами проведения личного обыска, сотрудники милиции попытались у меня отобрать. Тогда я понял, что свои действия прибывшие господа прекращать не намерены и что бы предотвратить их проникновение в другие помещения, закрыл на ключ металлическую дверь, которая разделяет комнату, в которой мы находились, от второго и третьего помещения консультации позвонил другим адвокатам консультации. Таким образом, обыск ограничился первой комнатой. После продолжительной перебранки, поняв, что в другие помещения не проникнуть следователь кому-то позвонил. Самого разговора я не слышал, но после этого он дал команду и господа «сыщики» уже к 17 часам удалились, а он задержался под предлогом получения копии договора аренды, подтверждающего то обстоятельство, что в этом помещении находится юридическая консультация. В это время подъехали адвокаты О.Андросов и Л.Лешко.

Людмила Лешко, адвокат:

— Прибыв в офис консультации, мы обнаружили находящегося там молодого человека в гражданской одежде, который представился следователем отдела №2 следственной части ГСУ при ГУВД Свердловской области лейтенантом Лашиным. Ознакомившись с постановлением послужившим основанием для проведения обыска, сразу же возникли вопросы о том, какое отношение лейтенант Лашин имеет к уголовному делу, находящемуся в производстве у майора Медведева. На что следователь (!) пояснил, что он является участником следственной группы и, в доказательство, к нашему изумлению, предъявил копию совместного приказа по ГУВД Свердловской области и ГУ МВД по УрФО, согласно которому он, с его слов, в эту группу включен. Пояснить какое отношение приказ, подписанный И.О.начальника ГУВД Свердловской области генерал-майором милиции В.Филипповым и ВРИД начальника ГУ МВД России по УрФО генерал-лейтенантом милиции В.Кучеровым, имеет отношение к положениям ст.163 УПК РФ, лейтенант не смог. В соответствии с этой статьей, производство следствия по уголовному делу может быть поручено следственной группе, о чем выносится отдельное постановление или указывается в постановлении о возбуждении уголовного дела. При этом, постановление принимает прокурор либо начальник следственного отдела.

Получив копию договора аренды помещения, занимаемого нашей консультацией, следователь удалился.

Что же пытались найти правоохранители в офисе адвокатов? Как следует из постановления следователя А.Медведева, в период с 2001 по 2004 год неустановленными лицами путем обмана у ЗАО «Каменск-Уральская кондитерская фабрика «Факон» было похищено недвижимое имущество стоимостью 3 600 000 руб. Пофамильно установив группу подозреваемых лиц, следователь получил «оперативную» информацию о том, что один из них имеет рабочее место, расположенное в нежилых офисных помещениях здания, арендуемого Свердловской областной коллегией адвокатов по адресу: Екатеринбург, ул. Горького, 35. Как указывается в том же постановлении, проведенными в ходе предварительного следствия оперативно-розыскными мероприятиями установлено, что в офисных нежилых помещениях расположенных по адресу: Екатеринбург, ул. Горького, 35 могут храниться предметы, печати, штампы, документы и иные носители информации 10 предприятий, которые и было постановлено отыскать. В общем, искали документы и предметы, имеющие важное значение для уголовного дела. Кстати в этом списке не было того самого предприятия по факту хищения, на котором и было возбуждено уголовное дело — ЗАО «Каменск-Уральская кондитерская фабрика «Факон».

Таким образом, из описательно-мотивировочной части постановления видно, что обыск изначально планировалось провести в помещении, арендуемом адвокатами. На свою ошибку следователь А.Медведев, указывающий этот офис в постановлении, вряд ли может сослаться. Так же не могут сослаться на ошибку и исполнители обыска под руководством следователя С.Лашина. Во-первых, на входе, со стороны ул.Горького, имеется вывеска с наименованием консультации и ее принадлежности к Свердловской областной гильдии адвокатов, во-вторых, специально, для предотвращения подобных ошибок, на двери офиса перед которым провели продолжительное время сыщики, висит выписка ст.8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» сообщающая о том, что доступ в помещение разрешается с согласия адвоката или по решению суда. Все действия показывают на то, что участники этого обыска, от его организатора, до исполнителей знали, зачем идут и куда идут.

Дмитрий Вдовин, заведующий консультацией:

— Как только я ознакомился с постановлением, у меня возникло подозрение, что определенным заинтересованным лицам удалось задействовать административный ресурс, для достижения своих целей в судебных спорах гражданско-правового характера. Кроме этого, я усмотрел интерес самих следственных органов в получении доказательств по ряду уголовных дел, где защитниками являются адвокаты нашей консультации. Посудите сами, адвокаты О.Андросов и Л.Лешко, являются защитниками граждан, которые фигурируют в постановлении А.Медведева как подозреваемые, я, являюсь представителем ООО «Вента-Сервис» в гражданских процессах. Это одно из десяти предприятий, документы которого искали при обыске. Ситуация вокруг имущества этого предприятия была затронута Вашим изданием в материале «Передел в законе». А теперь представьте, что документы и информация, с которой работают адвокаты, переданная им в результате лично-доверительных отношений, рабочие записи адвокатов с методикой защиты, схемы слабых и сильных сторон защиты и обвинения, оказались у «противника». При этом, даже не в соответствии с Законом, а на «гоп-стоп», как иногда говорят наши клиенты. Полная дискредитация нашей консультации, коллегии и сообщества. Я бы чувствовал себя «батюшкой в погонах». Уже не удивляет бездействие Свердловской областной прокуратуры. Согласно постановления А.Медведева, его копия была направлена прокурору Свердловской области. Как отреагировал прокурор, с момента получения постановления вынесенного 15 сентября, до момента проведения обыска – 20 сентября с.г.

Итак, в истории с обыском юридической консультации, усматривается весьма настораживающий момент – грубейшее нарушение закона представителями государственных органов, безразличное отношение к гарантированным Конституцией РФ прав граждан на получение квалифицированной юридической помощи и сохранение адвокатской тайны.

Хотелось бы верить, что уголовно-процессуальный кодекс для милиционеров не значит больше чем Конституция России.

Но как воспринимать эти действия, после того как еще 08.11.05г. Конституционный суд РФ определил свою позицию по данному вопросу следующим образом:
«Ограничения конституционных прав, сопряженные с отступлениями от адвокатской тайны, допустимы лишь при условии их адекватности и соразмерности конституционно значимым ценностям и могут быть оправданы лишь необходимостью обеспечения указанных в ст.55 (ч.3) Конституции РФ целей защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Поскольку адвокатская тайна подлежит обеспечению и защите не только в связи с производством по уголовному делу, но и в связи с реализацией своих полномочий адвокатом, участвующим в качестве представителя в конституционном, гражданском и административном производстве, а также оказывающим гражданам и юридическим лицам консультативную помощь, федеральный законодатель, реализуя свои дискреционные полномочия, вытекающие из ст.71 (п. «в», «о»), 72 (п. «л» ч.1) и 76 (ч.1 и 2) Конституции РФ, был вправе осуществить соответствующее регулирование в специальном законе, каковым является ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». Данным Федеральным законом определяется понятие адвокатской тайны, и устанавливаются гарантии ее сохранения, в частности в виде превентивного судебного контроля. В силу п.3 ст.8 проведение следственных действий, включая производство всех видов обыска, в отношении адвоката (в т.ч. в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только по судебному решению, отвечающему, как следует из ч.4 ст.7 УПК РФ, требованиям законности, обоснованности и мотивированности, - в нем должны быть указаны конкретный объект обыска и данные, служащие основанием для его проведения, с тем чтобы обыск не приводил к получению информации о тех клиентах, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу.

Ссылки по теме: Обыск в юридической консультации. Что это — превышение полномочий или халатность?