На разных языках


На разных языках
20 Октября 2006
Суть вопроса такова: инспекторы ГИБДД, участвуя в определении «уклонистов», бегающих от службы в армии, остановили водителя Mitsubishi для проверки. За рулем сидел молодой человек, вполне призывного возраста. Однако вел он себя нестандартно, в переговоры не вступал, излишне жестикулировал. Сотрудники смекнули: Мало того, что уклоняется от армии, но он еще и пьян, каков наглец!

На самом же деле попытки Максима Казанцева с помощью авторучки и бумаги объяснить инспекторам, что его странное поведение — не признак наличия алкоголя в крови, а всего лишь следствие врожденной глухоты и неспособности разговаривать, не возымели успеха.

Водителя доставили в городское управление ГИБДД для освидетельствования, где он снова как мог отвечал на вопросы сотрудников: спиртное не употреблял. И тут его выпустили на свободу.

Однако потом оказалось, что отчаянные попытки глухонемого водителя на листе бумаги, с помощью которого проходил диалог между ним и сотрудниками ГИБДД, восприняты как отказ от экспертизы. За это Казанцева лишили водительских прав на полтора года.

Инвалид вынужден был доказывать свою правоту в суде. И оказалось, что суд тоже не приспособлен к общению с ним: решение было вынесено в пользу ГИБДД. Объяснить суду, что причиной недоразумения стала неспособность инспекторов адекватно общаться с инвалидами, не удалось.

— Сотрудники ГИБДД просто не подготовлены к работе с глухонемыми, считает представитель Максима Казанцева в суде правозащитник Георгий Бадьин. — В таких случаях необходим сурдопереводчик.

У защиты имеются серьезные претензии по организации судопроизводства. Как сообщил Георгий Бадьин, слушания были назначены не у того мирового судьи, как должно быть по правилам. Защитник собирается обжаловать решение суда — вплоть до Верховного суда РФ — и готовит заявление в прокуратуру.

— У меня есть все основания считать, что водителю даже не разъяснили его прав, — рассказывает Георгий Бадьин. — Причем ни в письменном, ни в устном виде. Судья пишет: «Фактическое разъяснение правонарушителю его прав сотрудником ДПС ГИБДД в форме письменного текста, при условии свободного владения Казанцевым письменным русским языком, восполнило отсутствие сурдопереводчика». Но как инспектор мог разъяснить водителю права, когда он сам их не знал? Судья ведь спросил его, по памяти он зачитывает права или по тексту КоАП. Инспектор сказал, что по памяти, а сам не смог воспроизвести абсолютно ничего. Так зачем же врать?