«Дело врачей» окончено, забудьте


«Дело врачей» окончено, забудьте
1 Декабря 2006
Слушания в суде начались еще в мае этого года. История трагической гибели студентки такова: 3 октября 2002 года жительница Якутска, студентка Уральской юридической академии Ксения Афанасьева, возвращаясь с занятий, вымокла под дождем и к вечеру почувствовала сильное недомогание, которое сопровождалось слабостью и высокой температурой. На следующий день болезнь обострилась до такой степени, что соседки по комнате решили обратиться в «Скорую помощь».

Спустя полтора часа после вызова, к больной прибыла 53 бригада муниципальной станции «Скорая помощь» во главе с опытным специалистом Антоном Лепило. Врач осмотрел больную, измерил температуру, которая на тот период поднялась до 39,5, общая слабость не позволяла пациентке подняться с кровати. Однако доктор не нашел достаточных оснований для госпитализации Афанасьевой. Он порекомендовал ей принимать анальгин и парацетамол, протирать, появившийся на спине фурункул спиртом, а после выходных обратиться к участковому врачу в поликлинику. Врач добросовестно и терпеливо объяснил больной, что диагноз фурункулез, который он поставил, не предполагает стационарного лечения.

Рекомендации опытного специалиста ситуацию не изменили. У больной из-за сильного жара начался бред. Она кричала от боли. Ее подруги вновь начали беспокоить телефонными звонками станцию «Скорая помощь». В ответ с другой стороны телефонного провода их всякий раз отчитывали и рекомендовали не устраивать истерик по всякого рода пустяками взять себя в руки. Прошло несколько часов. Наконец, после отчаянных просьб, вновь прибыла «Скорая помощь» в этот раз во главе с фельдшером, изначально настроенным сна негатив. По словам подруг погибшей студентки, а свидетельские показания зачитал судья Николай Тарасенко.

Из уст фельдшера опять звучало привычное: симулянтка, истеричка, из-за какого-то фурункула отрывают от дел, следовал отказ везти в больницу и прочее. Студентки проявили настойчивость. Они лучше врачей видели состояние коллеги. Им удалось уговорить фельдшера, и Ксения Афанасьева была отправлена в городскую клиническую больницу № 7. Но здесь на пути умирающей встретилась заведующая приемным отделением больницы Юлия Богданова. Она отправила студентку на рентген с подозрением на пневмонию. Диагноз не подтвердился. Дальше вверенного ей подразделения страдалица не прошла. Ей отказали в госпитализации. Представительница самой гуманной в мире профессии не увидела проблемы и отправила Афанасьеву вместе с ее подругами куда подальше — в общежитие по улице Июльской.

В 5 часов утра девушки вызвали такси, снабдили больную чужим полисом обязательного медицинского страхования, так как якутский на территории Свердловской области почему-то не действовал (привет руководству Территориального управления обязательного медицинского страхования по Свердловской области, которые убеждают, что граждане России получают помощь в любой точке страны), и вновь поехали по больницам. Они все-таки уговорили заведующую приемным отделением принять больную…

5 октября к 10.30 студентку госпитализировали в отделение гнойной хирургии, а когда ей стало еще хуже и выяснилось, что причина кризисного состояния девушки — острое заражение крови, больную перевели в реанимацию. Там в час ночи Ксения Афанасьева скончалась от спровоцированной сепсисом интоксикации организма и отека легких.

Врача Антона Лепило обвинили по ч.2 ст.124 УК РФ «Неоказание помощи больному, повлекшее смерть пациента, а врача Юлию Богданову — по ч.2 ст. 293 «Халатность, повлекшая смерть».

Вскрытие показало, что причиной смерти стало общее заражение крови. За все четыре года, пока длилось судебное разбирательство, за обвиняемых врачей заступались их коллеги, свое слово в защиту сказали эксперты-преподаватели Уральской медицинской академии. Хороший урок для студентов: врачу все сойдет с рук. Интересно, почему за студентку юридической академии не вступились высококвалифицированные преподаватели и практики?

Смерть Ксении послужило толчком к созданию комиссий, которые работали в основном с целью оправдания медработников. Как всегда, руководители городского управления здравоохранения защищали честь мундира, а проще говоря — собственную шкуру, впрочем, как и областное министерство. За погубленную Ксению могли лить слезы только престарелые родители.

На суде, по мнению защиты, врачи в сложившихся обстоятельствах повели себя как настоящие профессионалы, а Антон Лепило, не имея на руках оборудования для анализа крови, не мог диагностировать заражение, которое убило Ксению Афанасьеву. Поэтому Лепило и посчитал, что больная не нуждается в госпитализации, а фурункулез легко вылечить с помощью участкового врача.

Обвинение с защитой не согласилось, посчитав, что человека можно было спасти, если вовремя госпитализировать, поставить правильный диагноз и качественно лечить.

В результате равной состязательности и дискуссии сторон суд постановил Юлию Богданову лишить на год свободы и права в течение года заниматься врачебной деятельностью. Однако в честь столетия первой Государственной Думы России Богданову амнистировали и срок погасили. В заседании суда обвиняемая вообще не принимала участие и аплодисментов в свой адрес не услышала.

Антон Лепило был осужден на год условно и так же лишен права заниматься своей профессиональной деятельностью.

Врач неотложки с постановлением суда не согласился. По его словам, он все делал правильно, но, к сожалению, бывает так, что сепсис развивается очень быстро, может привести к осложнениям и даже смерти. Но когда он приехал по вызову, определить, что студентка действительно нуждается в госпитализации и у нее не простой фурункулез, а существует угроза жизни, определить было невозможно.

На этом судебное заседание завершилось, и ближе к вечеру все разошлись.

От редакции: Случай с Ксенией Афанасьевой ничему не научил. Медицинские работники отделались легким испугом и продолжают врачевать в привычном стиле. В мае прошлого года, три городские больницы отказались принять жительницу Верхнее Дуброво Диану Мокрушину, и она умерла в приемном отделении четвертой по счету, уже знакомой нам ГКБ-7. В прошлом же году содрогнулась вся страна: из-за халатности врачей роддома Краснотурьинска погибло шесть младенцев. В те дни в Свердловскую область приехала комиссия Минздрава для расследования обстоятельств смерти новорожденных. Было возбуждено уголовное дело по статье «Халатность» и осужден главврач роддома. Строгий выговор получил начальник управления здравоохранения Краснотурьинска. Руководство Приволжско-Уральского центра МЧС выступило со странным заявлением о том, что из 13 родившихся младенцев, шестеро умерших были недоношенными. (Сами вы, господа, недоноски…) После таких вопиющих фактов ни руководитель городского управления здравоохранения Екатеринбурга, ни областной министр, ведающий здоровьем трудящихся, не были отправлены в отставку. Самим чиновникам решение сложить полномочия и в голову не пришло. Сейчас они с упоением рассказывают о том, как здорово у нас насаждается нацпроект «Здоровье».