В Нижней Салде подростки убили инвалида из-за 50 рублей


В Нижней Салде подростки убили инвалида из-за 50 рублей
3 Мая 2007
Глухонемого Дмитрия Кияшко избили до смерти палками, труп переехали мотоциклом и закидали камнями

«Он глухонемой, и это навсегда!»

Несчастья в жизни Димы начались в раннем детстве. Мальчик заболел двусторонним отитом. Страшный недуг удалось излечить, но никто не догадывался, какой след он оставит.

- С каждым днем Диму все больше ругали воспитатели в детском саду. Однажды даже написали докладную заведующей, мол, не можем больше с этим ребенком справляться, - рассказывает мама Дмитрия Надежда Кияшко. - Не удивительно, ведь когда воспитатель усаживала всех детишек заниматься, то мой шел на ковер играть. И не обращал внимания на требования...

Надежда Павловна долго не могла определить, что ее сын совсем не слышит. Не помогли ей в этом и местные врачи, которые сначала вынесли ребенку совершенно иной вердикт - олигофрения неизвестной типологии. Однако областные доктора, обследовав Диму, заключили - мальчик глухонемой. И, скорее всего, это навсегда.

Заведующая детским садом попросили больше малыша не приводить. Он рос дома. Повзрослевшего Диму отправили в интернат для детей, отстающих в развитии.

- Ему там было очень тяжело, - говорит Надежда Павловна. - Но мой мальчик был очень добрым, поэтому старался не обращать внимания на насмешки других. Он очень старательно рисовал. Я записала его в студию изобразительных искусств. Тогда руководитель нахваливал Димку: «Какой способный парень у вас!» Но вскоре и с изостудией пришлось попрощаться. Все по той же причине - мальчишки смеялись...

Работящий мужик

С Еленой он познакомился еще в интернате. Когда Дмитрию исполнилось 24 года, решились на свадьбу. Несмотря на то, что супруга также инвалид, у молодых родилась здоровая дочурка Марина.

- Дима был очень трудолюбивым! - рассказывает мама. - Бывало, привезем машину дров. Он, пока все не переколет, спать не ляжет. А утром, чуть свет, уже бежит складывать в поленицу.

Обзаведясь семьей, Кияшко стал искать источник заработка. Устроился на предприятие для инвалидов, где сразу понравился руководству.

- Он собирал корпуса для трансформаторов. И никогда не позволял убирать со стола то, что уже сделал. Мол, вот доведу дело до конца, соберу большую гору корпусов, тогда и убирайте, - говорит Надежда Кияшко. - Ему надо было видеть результат своего труда.

- А еще он очень любил природу! - вспоминает супруга Елена. - Уйдет, бывало, в лес, и до ночи его нет. Возвращается с полными ведрами грибов. И никогда ж не заблудится! Я всегда удивлялась, как это он так, глухонемой ведь...

- Все соседи его любили, - добавляет мать. - И Дима отвечал взаимностью. Всегда поклонится при встрече, обнимет.

«Где сын»?

В тот вечер 4 ноября старший брат Евгений послал Дмитрия в соседний магазин за пивом. Продавцы знали инвалида в лицо, он обычно приносил бумажку с перечнем продуктов, которые надо купить.

- В полтретьего ночи я проснулась как по тревоге, - плачет Надежда Павловна. - Села на кровать. Везде горит свет. А где Дима?

Бедная мать побежала к этому круглосуточному магазину. Узнала, что ее сын ушел оттуда полчаса назад.

- Я вернулась домой, взяла фонарик, пошла его искать. Поднимался туман. Мать светила фонариком везде. Обошла канавы - может, машиной сбило. Побывала еще раз в злополучном магазине.

- Там мне рассказали, что вслед за моим сыном вышли двое парней... Я почему-то сразу поняла - его убили. И, как сумасшедшая, выбежала из магазина.

Несчастная женщина из последних сил прочесывала округу. Обошла вокруг местной школы, стадиона, осмотрела все кусты. Все тщетно. Несколько раз прошла по переулку между их домом и магазином. Откуда ей было знать, что тело уже перетащили в другое место - совсем, кстати, недалеко - на чужой огород, предварительно прикрыв досками...

- Проходя мимо места где, как потом выяснилось, лежал мой изуродованный сын, я почувствовала странную тревогу. Посмотрела на небо - черное, а там, куда хотела уже идти, - черная бездна. Мне стало жутко, и я пошла домой, вызывать милицию.

Сюда уже мчались подростки на мотоцикле, чтобы на долгие месяцы скрыть следы преступление...

Мать искала сына четыре месяца

В милиции матери ответили:

- Искать не будем. Нагуляется, сам придет. Беспомощная мать, обливаясь слезами, стала ждать утра. На улице чуть посветлело, она снова бросилась на поиски сына. И рядом с домом увидела в ямке... кровь! Кровавая дорожка повела мать дальше.

- Тут увидела мелкие осколки и много крови, - вспоминает Надежда Кияшко. - На горлышках от пивных бутылок остались даже пробки. Вскоре нашлась и шапка сына. Я сразу догадалось, что беда началась отсюда. Но потом Дима бежал от убийц и свернул в темный переулок.

Несколько дней подряд город искал Дмитрия Кияшко. Были привлечены сотрудники милиции, руководство ЖЭУ выделило коммунальщиков, прочесывали всю округу и деревни. Но инвалида так и не нашли. Выпал снег, поиски прекратились.

Горем убитая женщина четыре месяца практически не жила. Думала только об одном - где сын, кто убил?.. И вот первого марта 2006-го раздался звонок: приезжайте на опознание.

- Один из тех, кто был ночью в магазине, Алексей Максимов, показал, где закопан мой сын, - плачет мать. - Когда милиционеры прочесывали занесенное снегом поле, Максимов с мамой сидел в машине и грелся. Труп долго не могли найти.

Труп обнаружила сама следователь, ведущая это дело. Ирина Ефимова отошла от места, показанного преступником, и почуяла запах...

- С самого начала я понимала, что дело будет тяжелым, - говорит Ирина Ефимова. - В ходе следствия отрабатывалось шесть версий: преступление могли совершить лица, ранее осужденные и освободившиеся; ранее совершавшие аналогичные преступления; бомжи, проживающие в этом районе; родственники; несовершеннолетние. Все эти версии отпадали как не нашедшие подтверждения. Кроме одной. Убийство совершено подростками...

Затащили в огород и прикрыли досками

Один из них, 17-летний Алексей Максимов, написал явку с повинной, в которой и рассказал, как все было той ночью. Он с другом, также 17-летним Сашей Вортко, пил пиво в круглосуточном магазинчике. Зашел знакомый им глухонемой Кияшко. Купил пива. Подростки, якобы увидели у него пятисотенную купюру (на самом деле в кармане у инвалида были лишь 50 рублей с копейками).

- Но после беседы с адвокатом Максимов свою позицию поменял, тем самым, облегчив свою участь (собственно, для этого адвокат и нужен), - говорит нам следователь прокуратуры Нижней Салды Ирина Ефимова. - Он сказал, что попросил у инвалида только сигарет. Дело в том, что Кияшко был глухонемым и не мог слышать, что говорили или даже кричали идущие позади подростки...

Как следует из дела, Максимов подобрал жердь длиной 2,5 метра и с размаха стал наносить инвалиду удары по голове, по туловищу... После нескольких ударов обратил внимание на то, что руки были липкие, а одежда мокрой. Все в крови! Они посмотрели на жердь. Оказалось, что на ней был гвоздь... От полученных травм несчастный скончался.

- Когда я увидела сына, то ужаснулась, - говорит мать убитого. - У него была проломлена височная кость, не было глаза, челюсть сломана, все лицо в порезах. Экспертиза установила, что он умер от тупых черепно-мозговых травм.

«Убедившись, что Кияшко мертв, Максимов, желая скрыть следы преступления, попросил Вортко помочь в этом. Тот согласился. Вдвоем они затащили труп в огород, прикрыли сверху досками, после чего пошли к знакомому ранее А.В.Воробью», - говорится в приговоре.

У дома Андрея Воробья стоял мотоцикл «ИЖ-Юпитер». Подростки выкатили его на дорогу, завели и поехали к месту, где оставили труп (ключи якобы были в мотоцикле, а Воробей разрешал другу брать мотоцикл). Вдвоем они перетащили тело в люльку, прикрыв старым покрывалом. Максимов предложил Вортко закопать инвалида на совхозном поле, рядом с хозяйством отца Воробья. По дороге труп выпал из коляски на асфальт, и они проехали по нему... На поле подростки нашли глубокую борозду. Туда и скинули труп, закидав его булыжниками и валунами. Потом вернулись к мотоциклу, вернули его владельцу, даже не помыв его. Сами разошлись по домам. Там и сожгли одежду, в которой совершали преступление.

Надежда на суд Божий

Затем состоялся суд. Осудили лишь Алексея Максимова - ему дали семь лет воспитательной колонии (полгода из которых он уже провел под следствием). Сегодня мать погибшего, оплакавшая и похоронившая сына, не может поверить, что ее Диму, который за день мог машину дров наколоть, убил один человек - несовершеннолетний Максимов. По крайней мере, так решил суд. Женщина недоумевает, почему второй парень, Александр Вортко, бывший в ту ночь с ныне осужденным, проходил по делу свидетелем!

- В свое время мы тоже думали, что Вортко пойдет по делу как обвиняемый, объясняет следователь Ефимова. - Но по последней амнистии преступления, совершенные несовершеннолетними, предусматривающие наказание до пяти лет, подлежат прекращению, а уголовные дела возбуждаться не будут. Хочу сразу сказать, что следствие огорчено амнистией, которая не позволила привлечь к уголовной ответственности Вортко.

А вот как прокомментировал свое решение председатель Нижнесалдинского суда Сергей Медведев:

- Поражает хладнокровие, которое обычно встречается у закоренелых преступников, а здесь ведь речь идет о подростках. Вывезли на поле труп, закидали его камнями. И все - дело сделано. Спокойно жили среди своих сверстников, так же спокойно говорили об этом... Тем не менее, статья 88 УК РФ запрещает назначать наказание несовершеннолетним свыше 10 лет лишения свободы, даже и за совершение особо тяжких преступлений.

...Сегодня Надежда Павловна Кияшко уже потеряла веру в правосудие и уповает только на Божий суд. О чем и заявила на судебном заседании.

Фамилии избежавших наказания молодых людей изменены.

По материалам пресс-службы областного суда, соб. информ., КП - Урал