Всем нутром за Агропром!


Всем нутром за Агропром!
18 Июля 2007
11 января 2007 года вступил в силу федеральный закон «О развитии сельского хозяйства». Закон призван изменить принципы производства сельхозпродукции, повысить конкурентоспособность российской аграрного комплекса. Он направлен на обеспечение устойчивого развития сельских территорий, занятости населения, повышение уровня жизни сельских жителей. Согласно федеральному закону, будет разработан пятилетний план развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции.

История вопроса

Несколько столетий русской истории прошли под знаком борьбы за землю. Земли всегда не хватало, чтобы решить крестьянский вопрос. Отмена крепостного права в 1861 году, революция 1905 года, революция 1917-го с ее знаменитыми демагогическими лозунгами: «Хлеб голодным», «Мир народам», «Земля крестьянам», «Заводы и фабрики рабочим». А перед этим столыпинские переселенцы поехали в Сибирь и на Дальний Восток, а позже хрущевские «энтузиасты» на целину. Еще раньше, в 19 веке наши соотечественники в поисках лучшей доли оказывались в Новой Зеландии и Австралии, вербовались в Бразилию, ехали в Канаду и на Гавайские острова. Все по одной причине — найти свой участок земли и возделывать его.

Новые времена

Исторически современная аграрная реформа началась в 1990 году. В то время идеологией государства в отношении собственника земли, было невмешательство государственной власти в экономику, в том числе аграрную. Правительство реформаторов, этих, по словам мятежного председателя Верховного Совета РФ Руслана Хасбулатова, «мальчиков в розовых штанишках», решило, что нерегулируемый рынок всему голова, он и расставит все по своим местам. Результаты 1996 года превзошли самые смелые ожидания рыночников. Если в 1990 году страна была на седьмом месте в мире по производству продовольственных товаров на душу населения, то к 1996 — мы вышли на 72 место, оказавшись после африканской республики Чад.

Только тогда руководители страны стали чесать затылки и понимать, что погорячились. 14 июля 1997 года был принят закон «О государственном регулировании агропромышленного производства». Этот закон определил финансовое, кредитное, страховое участие государства в отрасли. Впервые появился в стране лизинг. В 2000 году открылся «Россельхозбанк». В целом на основании закона выстроилась четкая системная экономическая политика участия государства в аграрном комплексе. Однако мы решили в очередной раз наступить на грабли. Известным 122 законом в августе 2004 года нормальный законопроект был отменен, и до конца 2006 года сельское хозяйство России оставалось без основного законодательного акта.

Как мы понимаем, в 90-х годах прошлого века стала сбываться вековая мечта крестьянина. Наступил день, когда земли оказалось навалом, но работать на ней стало некому. В России появилось огромное количество вполне пригодной для возделывания земли, но куда-то исчезли люди, умеющие и желающие на этой земле что-то делать. На селе сейчас мало хотеть работать (что само по себе тоже бывает проблемой), но надо работать эффективно. Потому что границы открыты, и текут через эти границы продукты рекой, и все они дешевле отечественных.

Почему? Потому, что на Западе наука и техника сделали их сельское хозяйство похожим на наше космическое производство, а на Востоке один китаец при помощи мотыги делает за сутки непрерывного труда то же, что в Голландии автомат делает за месяц. Таким образом, мы оказались неконкурентоспособны сегодня в деревне ни с Востоком, ни с Западом. Ничего такого в состязании с их аграриями мы показать не можем. Ни в чем, кроме пьянства, мы конкуренции не выдерживаем. А пьянство, к сожалению, не поднимает урожаи. Поэтому покупать нашу дорогую картошку, капусту и прочие радости жизни никто не хочет, да и инфраструктуры для этого никакой нет. Сегодня легче в Москву доставить из Японии выловленные в наших морях свежие креветки, чем из Подмосковья довезти помидоры.

К тому же прошло уже пять лет после принятия закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения и больше десяти — после старта земельной реформы, а "самый проклятый российский вопрос" так и не решен.

Формально крестьянам выделены так называемые земельные паи и 90 процентов пашни находится вроде бы в частных руках. А фактически — только 40 процентов владельцев могут показать документы на землю, да и вообще саму землю, огороженную колышками.

Эта неопределенность тяготит крестьян, она лихорадит и аграрный бизнес, а сама земля тем временем становится легкой добычей спекулянтов, перепродающих для дальнейшего освоения девелоперами под частные коттеджи.

Пути спасения

Есть два пути спасения: китайский и американский. Китайский путь, как все гениальное, прост в исполнении как коровье мычание. Надо одной отдельно взятой семье арендовать небольшой кусок земли и начать работать там день и ночь. Поработав так лет десять, экономя буквально на всем, особенно на алкоголе, можно скопить небольшой капиталец и вложить его в выкуп земли. Повторив эту операцию два-три раза, можно к концу своей жизни стать более-менее зажиточным человеком. Но таких дураков нет ни в средней полосе России, ни в Сибири и тем более на Дальнем Востоке. И все потому, что работа любит дураков.

Американский путь тоже по-своему прост. Нужно взять два миллиона долларов, но лучше двадцать. Затем построить в чистом поле агрокомплекс, выгнать из окрестностей всех аборигенов, чтобы не разворовали комплекс. За хорошие деньги привезти из Голландии вместе с коровами непьющих голландцев, которым не страшно доверить технику, и построить в отдельно взятой деревне капитализм в его классической форме, описанной Владимиром Ильичем Лениным в капитальном труде «Развитие капитализма в России». У Ленина развивать капитализм в сельском хозяйстве возможно американским и прусским путем, а не китайским. Но время идет, Пруссии уже нет, а Китай вот он, под боком.

Но, скорее всего, местных жителей ни китайский, ни американский вариант не устроит. Что же остается? Остается традиционный русский путь — ждать чуда. Вдруг приедет барин, и все уладит: даст денег и не будет заставлять работать, а так только, по чуть-чуть, для удовольствия, чтобы сподручнее было воровать. Или вот новый закон «О развитии сельского хозяйства». Чем не новое русское чудо.

Наше сельское хозяйство стало инвестиционно непривлекательным. Но при этом землей можно торговать. В результате Россию ждет волна мрачных афер с землей. Афер, ни с чем не сопоставимых по наглости и жестокости. Народ, живущий на этой земле и разучившийся этой землей пользоваться, в очередной раз станет жертвой.

Те, кто работать может, уже не хотят. Те, кто хочет, тем не дают. Кому дают — работать не умеют.

Сколько нужно селу для оживления

Все время идут споры о том, как селу может помочь государство. В идеале речь идет о 15 процентах от расходной части государственного бюджета на нужды села. В разных странах подход разный. В Голландии 70 процентов, в Японии 80, Израиль поддерживает отрасль на все 100 процентов. Россия долго и упорно стояла на цифре 0,09 — 1,1 процента. В Свердловской области начинали с 200 миллионов рублей, сегодня закладывается два миллиарда и планируется больше. Средний Урал приблизился к четырем-пяти процентам совокупных расходов бюджета на поддержку села.

В результате такой поддержки в Голландии от коровы берут 19 тонн молока в год, а в Израиле, что невозможно себе вообразить — 29 тонн! У нас за результаты 6 тонн доярке дают Героя России.

А в ответ — диспаритет

Ни для кого не секрет, что именно диспаритет цен на сельскохозяйственную продукцию и на промышленную и услуги стал для отечественного сельского хозяйства основным фактором его кризисного состояния. Если за последние 15 лет цена на зерно увеличились в 10 раз, то цена на дизельное топливо за тот же период — более чем в 120 раз. Только в 2002-2005 годах цена на электроэнергию и газ выросла на 72,4 процента при росте потребительских цен на 38,7 процентов. Таким образом, рост цен на энергоносители и другую продукцию приводит к изъятию из сельского хозяйства значительных средств, что не позволяет прибыльно работать большинству сельскохозяйственных товаропроизводителей. Проблема диспаритета цен является ключевой, не решив ее — невозможно рассчитывать на успех в решении всего спектра задач в сельском хозяйстве страны. То есть для селянина мечта разбогатеть — словно прекрасная песня, которая всегда имеет начало и конец.

В правительстве сидят не дураки

Правительство Российской Федерации своим постановлением 29 марта 2007 закрепило за Минсельхозом России право контроля над использованием сельскохозяйственных угодий. Аграрному ведомству поручено помочь крестьянам провести межевание и оформить свои права.

По словам министра сельского хозяйства и продовольствия Алексея Гордеева, везде, где экономика чуть ожила, и у людей появился капитал, начинается скупка сельхозугодий. Часто земля попадает в собственность так называемых рейдеров, цель которых — не завладеть аграрным предприятием и работать в нем, не покладая рук, а развалить его и перевести земли в категорию несельскохозяйственных для дальнейшей перепродажи. Подобные махинации способны подорвать экономику даже эффективных сельскохозяйственных организаций. В связи с этим одна из главных задач государства — пресечь спекуляцию сельскохозяйственными земельными угодьями.

Переходим на пятилетки

15 июня Минсельхоз России представил в правительство проект Государственной программы развития сельского хозяйства на пять лет, начиная с 2008 года. Работа над проектом программы шла полгода. Там около десяти разделов. Приоритеты такие: переход на новые технологии и замена устаревших машин и оборудования, заботы о плодородии почвы и социальное развитие села. На этих направлениях планируется сконцентрировать как можно большие ресурсы.

В 2008 году государственная поддержка сельского хозяйства увеличится почти на 20 миллиардов рублей. А кто скажет — много это или мало?

Как думает министр

По словам Алексея Гордеева, национальный проект "Развитие АПК" стал одним из самых успешных инструментов государственной аграрной политики более чем за 20 лет. Важно уже то, что сельское хозяйство, в перестроечные годы поставленное за черту выживания, было признано государственным приоритетом, стало реально развиваться. Но национальный проект охватывает хотя и очень важные, но далеко не все проблемы села. Нельзя решить какой-то один вопрос — условно говоря, поднять производство мяса и молока в стране. Тут же всплывают проблемы технической отсталости, отсутствия кадров, производства кормов, реализации продукции. Национальный проект показал, что вся политика государства по отношению к селу должна рассматриваться как долгосрочный и защищенный приоритет. Это важно еще и потому, что для России деревня реально, а не на бумаге, обеспечивает единство страны.

Благодаря нацпроекту фермы и крупные агропредприятия получают "длинные" и "дешевые" деньги — субсидированные кредиты сроком на восемь лет на реконструкцию и развитие производства. Реальные результаты не заставили себя ждать. В прошлом году производство мяса в стране выросло почти на 5 процентов. Производство молока увеличилось на 1 процент, но до этого оно из года в год сокращалось.

Вторая задача — помощь малому бизнесу. Фермеры и владельцы личных подсобных хозяйств производят сейчас больше половины российского продовольствия. Дай людям стартовый капитал — отдача будет еще больше. В прошлом году таких льготных кредитов сельские частники получили на сумму более 40 миллиардов рублей.

И третья задача — укрепление кадров — тоже не чисто экономическая. Жилье для молодых специалистов — серьезный аргумент для того, чтобы молодежь выбирала работу и жизнь в селе. Дом — не только "жилплощадь" для профессионала, но и "гнездо" для создания семьи.

Земли феодалов

В России уже появилось крупное помещичье землевладение. Раньше колхозная деревня, бюрократизм ее жизни — это был не капитализм и не феодализм, а Древний Египет с ее фараоном в лице председателя, рабами и жрецами в виде райкомов и парткомов. Нынешние взаимоотношения землевладельца и крестьянина находятся на первой ступени развития человечества — первобытнообщинном. До рабовладения еще надо дорасти.

Автор знает одно село на Дальнем Востоке, где крестьянин работает в день за буханку хлеба. Здесь нет выходных дней, не оплачивают больничный лист, не дают отпуск по уходу за ребенком. Мужики рады тому, что их не порют на конюшне. Деревню эту продали вместе с людьми, скотом и техникой в соседний Хабаровский край, хотя она находится на территории Амурской области.

По замыслу покупателя это село должно приносить в год чистой прибыли 18 миллионов рублей. Год оказался неурожайным, прибыли получили всего семь миллионов. Для пополнения помещичьей казны в колхозе порезали дойных коров, мясо продали. Затем более-менее пригодные тракторы и комбайны погрузили на железнодорожные платформы и вывезли в Хабаровский край. Вывезя из села все, включая толковых бригадиров и молодых работящих девок, хозяин по фамилии Чичиков (сущая правда) бросил колхоз на произвол судьбы. Теперь им владеют выходцы с Кавказа, чудесным образом скупившие земельные паи местных жителей.

Алексей Гордеев, из интервью «Российской газете»: «Так что появление крупных землепользователей в России — объективный процесс, который способствует созданию условий для современного, высокотехнологичного производства. Но при этом государство должно создать систему, при которой социальная ответственность бизнеса оформлялась бы юридически. Ведь владея сотней тысяч гектаров сельскохозяйственной земли, развивая производство на ней, землевладелец оказывает влияние на десятки сельских поселений. От воли его одного зависит жизнь людей, в том числе и тех, кто даже не связан с данным производством.
А вдруг он разочаровался в бизнесе или ошибся в расчетах. В результате неопределенной становится судьба тысяч людей, проживающих в этой местности. Ясно, что нужно создать такую модель взаимоотношений муниципальной власти, государства и бизнеса, которая позволяла бы найти сравнительно безболезненный выход из такого рода ситуаций».

Вот-вот. И мы об этом…

Вывод

С точки зрения мировой экономики, российская земля вообще бесценна. На ней с удовольствием занимались бы сельским хозяйством сотни миллионов граждан других государств, обладающих более бедными ресурсами. Китайцы точат свои мотыги, глядя голодными глазами на наши просторы. На планете Земля голодает 800 миллионов жителей, примерно столько же недоедает. И эта проблема будет только нарастать. Так что мы и в этом смысле самые богатые люди на этой планете, но как обычно не осознаем этого и ничего с этого не имеем.