Влияние позиции адвоката на построение защитительной речи в судебных прениях

1 Июня 2006
Действующий уголовно-процессуальный закон почти не регулирует содержание прений сторон. В УПК РФ сказано лишь о том, чего в речах участников прений быть не должно: нельзя касаться обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательств, признанных недопустимыми (ч.5 ст. 292 УПК РФ). За пределами этих ограничений адвокат определяет содержание и объем своей речи самостоятельно. Конечно, построение речи адвоката – это процесс творческий и строго индивидуальный, во многом зависящий от опыта и личных способностей защитника. Но в то же время, независимо от личных качеств и профессионального умения защитника, содержание его речи почти целиком определяется позицией по делу.

Анализ адвокатской практики показывает, что существуют три основные защитительные позиции, которые и предопределяют содержание, объем и построение речи по конкретному уголовному делу.

Первая позиция – о смягчении наказания. Такую позицию адвокат занимает в тех случаях, когда у него и его подзащитного нет спора ни с доказанностью обвинения, ни с квалификацией содеянного. Естественно, что в этом случае основное место в защитительной речи уделяется характеристике личности подсудимого и смягчающих наказание обстоятельств, а также тех причин и условий, которые, по мнению защиты, способствовали совершению преступления, в том числе и неправомерного и провоцирующего поведение потерпевшего. Однако, оставаясь в рамках позиции о смягчении наказания, адвокат при наличии к тому оснований должен:
  • оспорить отягчающие наказание обстоятельства и просить суд исключить их из обвинения;
  • обосновать нецелесообразность назначения дополнительных наказаний;
  • оспорить отдельные утверждения обвинения, касающиеся подзащитного (об инициативе совершения преступления, о заранее обдуманном умысле, о более активной роли данного подсудимого и др.).
В заключительной части речи адвокату следует точно сформулировать свою просьбу, обращенную к суду. Варианты таких просьб довольно разнообразны и зависят от особенностей уголовного дела. Наиболее типичные из них:
  • назначить наказание, не связанное с лишением свободы;
  • назначить более мягкое наказание, чем просил государственный обвинитель, в том числе и не применять к подсудимому исключительную меру наказания или пожизненное лишение свободы;
  • назначить меру наказания ниже низшего предела санкции статьи Уголовного Кодекса;
  • применить к подсудимому условное осуждение;
  • ограничить наказание пределами уже отбытого подсудимым предварительного заключения;
  • постановить в отношении подсудимого обвинительный приговор без назначения наказания.
Вторая позиция – об изменении квалификации (переквалификации) содеянного. Такую позицию адвокат избирает в тех случаях, когда подсудимый признает событие преступления и свое участие в нем, но содеянное, по мнению защиты: 1) либо неправильно квалифицированно по статье УК с более строгой санкцией; 2) либо из обвинения по той или иной статье УК следует исключить отдельные квалифицирующие обстоятельства; 3) либо содеянное подпадает под вновь введенную или измененную норму УК, санкция которой более мягкая, чем у прежней.

При такой позиции основное внимание в речи адвоката должно быть уделено анализу доказательств по делу с точки зрения квалификации содеянного. Обосновав необходимость изменения юридической оценки содеянного, адвокат затем обязан охарактеризовать личность подсудимого, смягчающие наказание обстоятельства и т.д. Эта часть речи защитника обычно бывает сходной с построением речи при позиции о смягчении наказания. Аналогично первой позиции формулируется и просьба о назначении наказания.

Третья позиция – об оправдании подсудимого. Такую позицию адвокат занимает, если не установлено событие преступления, в деянии нет состава преступления или подсудимый не причастен к совершению преступления. Адвокат во всех случаях обязан просить об оправдании подсудимого, если тот отрицает само событие преступления или свое участие в нем. Иначе защитник по существу превратится во второго государственного обвинителя и не выполнит свой профессиональный долг и процессуальные обязанности. Адвокат в данной ситуации должен следовать за позицией подзащитного, сколь бы неубедительной она ему ни казалась, так как закон лишил защитника привилегии оценивать доказательства по внутреннему убеждению – с одной стороны, а с другой – запретил адвокату отказаться от приятной на себе защиты, в том числе и по причине несогласия с позицией подсудимого.

Лишь в нескольких случаях, которые скорее являются исключением, но не правилом, адвокат свободен в выборе позиции и может оценивать доказательства по делу по своему внутреннему убеждению. Это ситуации, когда позиция лица, совершившие общественно опасное деяние, неизвестна, не вполне ясна или не может быть принята во внимание из-за его состояния:
  • обвиняемый (подозреваемый, подсудимый) полностью отказался от дачи показаний по делу;
  • обвиняемый на протяжении всего следствия по делу и в суде последовательно заявляет, что ничего не помнит в силу опьянения, болезни или по другой причине, но нет оснований считать его невменяемым;
  • лицо, совершившее общественно опасное деяние, является невменяемым или у него наступило психическое расстройство после совершения преступления.
Если адвокату представляется более перспективной иная позиция, то, чтобы не нарушать право подсудимого на защиту, но в то же время сделать все возможное для облегчения его положения, защитник может прибегнуть к так называемой альтернативе. Суть ее состоит в том, что адвокат, используя соответствующие приемы построения речи, подвергает сомнению юридическую квалификацию содеянного или умело включает в свое выступление анализ смягчающих наказание обстоятельств, но в конечном итоге просит суд об оправдании. Альтернатива, следовательно, допустима в основной части речи, а вот заключительная часть выступления в прениях, то есть итоговая просьба адвоката, должна быть однозначной: оправдать.

Другими словами, адвокат должен здесь придерживаться правила: «Говорить обо всем, просить об одном». При этом главное – это правильное построение речи, чтобы избежать противоречий самому себе.

Защитительная речь адвоката, считающего, что его подзащитный подлежит оправданию, должна быть посвящена главным образом анализу доказательств по делу в целях опровержения доводов обвинения и подтверждения своей позиции (необходимая оборона, крайняя необходимость, добровольный отказ, невиновное причинение вреда, отсутствие признаков специального субъекта преступления и др.).

Независимо от того, какой позиции придерживается по делу адвокат, он обязан в своей речи остановится и на гражданском иске, попросив суд принять то или иное решение по нему.

Следует особо подчеркнуть, что адвокат не вправе отказаться от участия в судебных прениях по любым соображениям, так как это равносильно отказу от принятой на себя защиты подсудимого. Позиция адвоката, какой бы она ни была, не имеет доказательственного значения по делу и не может служить основанием для вынесения судом частного определения или постановления.

А.Д. Прошляков, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного процесса Уральской государственной юридической академии.