О применении медиации в России

2 Апреля 2007
О применении достаточно нового для России вида разрешения споров, медиации, рассказывает председатель Арбитражного суда Свердловской области Ирина Валентиновна Решетникова.

- На сегодняшний день в российской судебной системе медиация существует лишь как упоминание в Арбитражно-процессуальном кодексе. Кодекс предписывает суду принимать все меры по примирению сторон, в том числе, с помощью посредничества, но медиация в России не утверждена как институт. В свое время инициаторы соответствующего законопроекта встретили сопротивление со стороны специалистов в области судебных процедур, которые посчитали посредничество нестандартным и довольно непривычным подходом к решению юридических проблем. Кроме того, некоторые депутаты считали, что рассмотрение споров с помощью медиации может привести к усилению коррупции в судейском корпусе, к созданию коррумпированных связок. Вряд ли это правомерно, поскольку в этом процессе участвуют две заинтересованные, спорящие стороны, а медиатор – только их помощник в достижении мирового соглашения.

Конечно, судейская работа по выработке мировых соглашений – это не чистого рода посредничество. Но законы, приемы медиации судья может использовать и тогда, когда, работая со сторонами, видит возможность заключения мирового соглашения.

В мире существует несколько десятков видов альтернативного разрешения споров, начиная от переговоров и заканчивая третейским производством.

В суде всегда выигрывает одна из сторон, вторая – всегда уходит с обидой – на суд, на другую сторону, – всегда есть множество побочных последствий. А после проведения процедуры медиации стороны сами приходят к тому разрешению конфликта, которое устраивает обе стороны.

Особенно это касается семейных споров, в разрешении которых есть большая трудность, потому что они зачастую связанны с воспитанием детей после расторжения брака, а также распределением родительских ролей и участии бывших супругов в судьбе их общего ребенка.

И далеко не всегда то предписание, которое дает суд, легко исполнимо. Но когда стороны в процессе медиации договариваются на взаимоприемлемых условиях, тогда и условия исполняются гораздо проще. Жизнь человеческая щадится, если на то пошло. Доклад на семинаре, который прошел в нашем суде, немецкого специалиста Артура Троссена, натолкнул меня на такую мысль: сколько молодых семей могло уцелеть, если бы использовался уровень медиации в разрешении конфликтов!

Кроме того, владение приемами медиации предполагает совершенно другой уровень общения. Гораздо легче решаются проблемы в семье, на работе, чаще человек находит выход их конфликтных ситуаций, не ругаясь, не портя отношений, – мирно и спокойно, добиваясь «удобоваримой» позиции для той и другой стороны.

Разгрузка судебной системы, которая, впрочем, имеет место при наличии института медиации, не является самоцелью в данном случае. Любой спор, который заканчивается миром – это экономия времени, нервов и денег, и, прежде всего – экономия времени и денег сторон.

Я не устаю повторять одну и ту же статистику, которая, к счастью для наших иностранных коллег остается неизменной: в Америке 95 процентов споров разрешается, не доходя до судебного разбирательства. В Англии – 87 процентов, в небольшом государстве Словения – 35 процентов. У нас, к сожалению, эта цифра не превышает более 5–6 процентов.

Чем чаще мирятся стороны, тем больше шансов на сохранение между ними партнерских отношений, а также шансов на то, что в этих отношениях будет экономическая стабильность.