Штурм пиратского корабля (об авторском праве)


Штурм пиратского корабля (об авторском праве)
3 Мая 2007
Институт права охватывает практически все стороны социальной и личной жизни. Человек волен поступать в пределах определенных, очерченных границ, но, выходя за рамки, каждый рискует ощутить на себе контроль государства и применение правовых норм.

Также и творчество, создание чего-то нового и оригинального (что тоже является своеобразным выходом за рамки – обыденного, среднего, устоявшегося) регулируется определенными нормами в правовом государстве.

Одними создаются произведения искусства, научные труды, воплощаются технические инновации, другими эти продукты чужого человеческого творчества используются в корыстных целях как изначально принадлежащие всем по праву.

Каждый знает о предусмотренных законодательством санкциях, об этических соображениях по поводу недопустимости кражи (а это тоже кража – только интеллектуальной собственности), и, тем не менее, прибыль остается важнейшим принципом распространителей контрафакта. В нашей стране фильмы смотрят в хорошем качестве еще до официального выхода их на экраны кинотеатров, на лавках продаются «уникальные» в правовом отношении, и привычные любому, кто ходит по улицам, DVD-сборники, целые киноколлекции с «урезанным» качеством, в магазинах на полках лежат диски с компьютерными программами, скопированными с оригинальных... Список этот можно продолжать, но многие с ним знакомы.

Между тем, потребителями зачастую такая схема поддерживается – редко, кто отказывается послушать «пиратский» диск за сто рублей, когда лицензионный стоит пятьсот, или взять десять фильмов вместо одного. В способах развлечения и проведения досуга мы не часто исходим из соображений, что этим могут попираться чьи-то права на собственность. Тем более что такое существует «на каждом углу»...

В самом конце минувшего года была принята новая 4-я часть Гражданского кодекса об интеллектуальной собственности, а совсем недавно президент России Владимир Путин подписал федеральный закон "О внесении изменения в статью 146 Уголовного кодекса Российской Федерации", принятый Госдумой 7 марта 2003 года и одобренный Советом Федерации 26 марта 2003 года.

За нарушение авторских и смежных прав (ст. 146 ч. 3 УК РФ), а также за нарушение прав на товарный знак или наименование места происхождения товаров (ст. 180 ч. 3 УК РФ) предполагается теперь шестилетний срок лишения свободы. В первом случае срок лишения свободы увеличился на год, а во втором - он вводится вместо штрафа размером до 300 тысяч рублей. Ужесточение наказания переводит преступления в сфере интеллектуальной собственности из категории "средних" в "тяжкие", подобно разбою и изнасилованию. Но окажутся ли эти меры достаточно эффективными для того, чтобы «пираты» опустили флаг?

Какие последствия будет иметь изменения в Гражданском кодексе, касающиеся прав на интеллектуальную деятельность и индивидуализацию, когда он вступит в силу 1 января 2008 года.

История авторского права в СССР и РФ

На данный момент авторскими правами в России считается совокупность правомочий автора, закрепленных действующим законодательством и направленных на использование произведения, а также на реализацию личных неимущественных прав автора. Как указывает закон, возникновение авторских прав непосредственно связано с фактом создания произведения. При этом не требуется какого-либо специального оформления или регистрации.

При создании произведения автор обладает исключительными авторскими правами – он вправе запрещать третьим лицам использование его произведения.

Неисключительные авторские права могут быть переданы любому третьему лицу только обладателем исключительных прав (автором либо иным правообладателем) неограниченное количество раз.

16 мая 1928 Постановлением ЦИК и СНК СССР установлены такие основополагающие институты данной отрасли права как авторство, объекты авторского права. Это был один из первых полновесных нормативных правовых актов в области авторского права, принятых после Октябрьской революции 1917 года.

Тогда появились нормы, вводящие государственное регулирование отрасли. Так, условия договора об уступке прав на публичное исполнение произведений, издательского договора регламентировались законодательством союзных республик. Устанавливалась возможность принудительного выкупа авторского права на произведение правительством СССР.

В 1964 году принят Гражданский Кодекс РСФСР. На этом этапе законодатель использовал иной подход к регламентации отрасли, т.е. нормативное правовое регулирование авторского права было включено в кодифицированный закон, чего не было сделано в Гражданском Кодексе РСФСР 1923 года. Предусматривалось уже гораздо более полная и подробная разработка авторского права.

Присоединение СССР к Всемирной Конвенции об авторском праве в редакции 1952 года (Женевская редакция) произошло в 1973 году. Оно обусловило обеспечение минимального уровня предоставления прав авторам, произведения которых были впервые выпущены в свет за границей: исключительное право автора переводить, выпускать в свет переводы, разрешать перевод и выпуск в свет переводов произведений. Уже после распада Советского Союза в 1993 был принят Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах», который приобрел ключевое отраслевое значение.

1995 - период присоединения Российской Федерации к Всемирной Конвенции об авторском праве в редакции 1971 года (Парижская редакция) и Бернской Конвенции об охране литературных и художественных произведений 1886 года (в редакции Парижского акта 1979 года). Бернская Конвенция ввела гораздо более высокий уровень минимальной охраны произведений, обнародованных за рубежом, предоставление авторско-правовой охраны без соблюдения каких-либо формальностей, а также принцип национального режима. Парижская редакция Всемирной Конвенции явилась промежуточным этапом для подготовки законодательства России, а также других гражданских институтов общества, к полному выполнению требований Бернской Конвенции.

В 2004 закон «Об авторском праве и смежных правах» претерпевает значимые изменения. Поправками, внесенными в документ, полностью восстановлен режим так называемой ретроохраны, установленной Бернской Конвенцией, скорректированы сроки предоставления охраны произведениям, а также введено новое «Интернет-право» для более эффективного правового регулирования использования объектов авторского права в цифровых сетях и другое.

Обратная сторона документа, подписанного Путиным

Ужесточение правовых норм по отношению к нарушителям авторского права, закрепленных законодательством в апреле 2007 года, имеет значение не только для приближения к определенным международным стандартам правоприменения, но и для извлечения других внешнеполитических выгод. А точнее – одной из них.

Пока можно говорить о том, что внесенные поправки носят достаточно формальный характер. России, как стране, стремящейся к вступлению во Всемирную торговую организацию (ВТО), необходимо было показать мировому сообществу положительные национальные изменения по отношению к интеллектуальной собственности. Теперь Россия сделала заявку на то, что у нас серьезно относятся к преступлениям подобного рода.

Между тем, срок максимального наказания увеличен лишь на один год, и жесткие меры к нарушителям применяются достаточно редко – как правило, они отделываются «легким испугом» в виде условного наказания.

На встрече с послом США, которая прошла вскоре после принятия закона, глава Министерства экономического развития и торговли (МЭРТ) Герман Греф представил ряд новых инициатив по борьбе с оборотом контрафактной продукции и нарушением авторских прав.

По словам Германа Грефа, в ближайшее время планируется инициировать введение уголовной ответственности за "дорелизный" выпуск аудио-видеопродукции и компьютерных программ - это будет рассматриваться как отягчающее обстоятельство при уголовном обвинении в производстве контрафакта.

Также предлагается ввести уголовную ответственность за съемку кинофильмов на премьерных показах с целью производства "тряпочных" копий. Будет также усовершенствован механизм определения крупного размера деяния.

Наконец, МЭРТ предлагает ввести самостоятельную уголовную ответственность за сам факт розничной продажи пиратской продукции. "Необходимо, чтобы продавцы знали, что несут ответственность за сам факт продажи контрафакта - неважно, с какой целью", - подчеркнул министр.

Как отметил 9 апреля Герман Греф на конгрессе, посвященном вопросам вступления России в ВТО, в этом году весь переговорный цикл может быть завершен, и в конце 2007 г., либо в начале 2008 г. у России есть шанс стать ее членом. Правда, для этого России придется за оставшийся неполный год выполнить едва ли не более серьезную работу, чем та, что уже проделана за минувшие 15 лет присоединения.

Обычно страны действуют последовательно: заканчивается многосторонний этап (с каждой страной в отдельности), затем начинаются переговоры по системным вопросам. Глава МЭРТ заявил, что переговоры по системным вопросам уже начались, в то время как на «многосторонке» горячо обсуждаются проблемы технического регулирования, защиты интеллектуальной собственности, а также применение ветеринарных и фитосанитарных норм.

Эти проблемы Греф пообещал "максимально снять в первом полугодии". Между тем, это - те самые вопросы, которые терзают Россию уже несколько лет. По "интеллектуальным" делам мы должны доказать всему миру, что пиратам, ворующим диски и песни, живется у нас несладко. Наши партнеры хотят увидеть, что система реально работает, но предоставить такие доказательства (несмотря на сделанные, пока еще не очень убедительные шаги) еще предстоит.

Будут ли работать поправки

Поправки в УК, которые в соответствии с требованиями США ужесточают уголовное законодательство, меняют ситуацию с защитой интеллектуальной собственности только на бумаге, считают юристы, поскольку статьи эти очень редко работают и применяются.

Адвокат, специалист по авторскому праву Жанна Смаль, отмечает, что ужесточение наказаний – «это своего рода воздействие на менталитет». По ее мнению, «бизнес и отношение к интеллектуальной собственности таково, что законы есть, они вполне европейские, они восприняли все то, что лучшее есть в европейском праве, но они не работают. Что касается санкции – те 6 лет наказания, которые переводят преступление в категорию особо тяжких, – наверное, это во многом расчет на психологический фактор. В том обществе, где действуют какие-то правила, можно было рассчитывать и на то, что и 5 лет наказания будет достаточно. Но и бизнес ведет себя определенным образом, и коррупция существует. Плюс отношение к подобным нарушениям было пока только на уровне акций».

Автор поправок - депутат Госдумы Алексей Лихачев считает, что это решение должно повысить эффективность уголовного преследования пиратов. "Наказания, существующие сегодня, не останавливают преступников,- заявил он.- Мы говорим о тысячах процентов теневой прибыли". Из-за мягкости наказаний в 2005 году по ч. 3 ст. 146 к лишению свободы приговорили лишь 12 человек (еще 184 осуждены условно), а по ч. 3 ст. 180 - одного (приговоров всего девять).

Милиция раньше неохотно бралась за эти дела, но теперь реальные сроки могут получить намного больше преступников. По мнению специалистов, «пиратов» должен пугать и тот факт, что судьи не смогут давать за нарушения авторских прав и прав на торговый знак условных сроков.

С другой стороны, "тяжкие" преступления сможет рассматривать суд присяжных, а, как объясняет глава антипиратской ассоциации "Русский щит" Юрий Злобин, это еще одна лазейка для пиратов, поскольку "грамотных сотрудников правоохранительных органов, способных убедить присяжных в виновности обвиняемых, практически нет». «Присяжные выносят оправдательные приговоры не потому, что милиционеры ловят невиновных, а потому что материалы для суда часто сделаны так, что неспециалисты не могут в них разобраться" – отмечает он.

Поправки в Уголовный кодекс, таким образом, должны быть подкреплены еще и действенным контролем за работой правоохранительных органов.

Что принесут изменения в Гражданском кодексе

В декабре минувшего года президент России Владимир Путин подписал 4-ю часть Гражданского кодекса РФ, касающуюся прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, а также федеральный закон «О введении в действие 4 части Гражданского кодекса Российской Федерации». Закон вступает в силу с 1 января 2008 г., но уже сейчас все участники правовых отношений, попадающих в сферу действия его регулирования, активно обсуждают перспективы правоприменительной практики.

Новая статья в Гражданском кодексе предусматривает на ряд нововведений, которые, несомненно, окажут влияние на деятельность российских авторов и издателей. Тем не менее, многие важные предложения оказались не учтены. Последствиями этого, по мнению специалистов портала «Копирайт. Ру», станет изменение сложившейся договорной практики, усиление ответственности, а также сложность соблюдения ряда новых требований законодательства, в частности, связанных с новым "правом на неприкосновенность произведений».

До сих пор, если из договора прямо не следовало, что переданы исключительные права, то предполагалось, что автор предоставил пользователю возможность использования его прав только на неисключительной основе и не все имущественные права, а часть из них. Теперь все эти требования сохранены лишь для так называемых "лицензионных договоров" (статьи 1235 и 1286 ГК РФ), которые приходят на смену ставшим уже привычными авторским договорами о предоставлении прав на исключительной или неисключительной основе. «Подобная новая регламентация способна, особенно на первоначальном этапе привести к возникновению сложностей в отношениях авторов и издателей», – комментируют специалисты.

Принятые поправки предусматривают ужесточение ответственности в виде возможности ликвидации по требованию прокурора в судебном порядке юридических лиц, неоднократно или грубо нарушивших исключительные права (статья 1253 ГК РФ). Это может создать новые условия в работе, как российских издательств, так и любых других пользователей, осуществляющих массовое использование авторских произведений и других объектов интеллектуальных прав.

Статьей 1266 ГК РФ предусмотрено закрепление за авторами особого "права на неприкосновенность произведения", согласно которому не допускается без письменного согласия автора внесение в его произведение изменений, сокращений и дополнений, снабжение произведения при его использовании иллюстрациями, предисловием, послесловием, комментариями или какими бы то ни было пояснениями. Ранее личное неимущественное право на защиту репутации автора подлежало применению только в случае внесения таких изменений, которые могли нанести ущерб чести и достоинству автора.

Авторское право в сети

На сегодняшний день Интернет является объектом многих споров по поводу того, можно ли его считать правовым пространством и осуществлять на его «территории» правовое регулирование. Безусловным является то, что в сети Интернет происходит множество нарушений, но есть большая проблема в том, чтобы эти нарушения доказать.

Кроме того, возникают дополнительные трудности в следственных, судебных процессах, поскольку участники судебного производства не чувствуют себя достаточно компетентными в технических вопросах использования Интернета.

Например, следует привести актуальный пример, когда представитель власти подал иск по поводу оскорбления его в глобальной сети. Вину ответчика попытались определить путем установления того, находился ли тот в Интернете во время, «соответствующее» времени оскорбления, о чем его и спросили. Но пребывание в сети не подразумевает, что он пользовался именно тем же сайтом, и что «ник» оскорбителя также принадлежит ему. Разумеется, это один из простейших примеров.

Константин Леонтьев, специалист по авторскому праву и смежным правам, отмечает: «В качестве отдельного объекта правового регулирования Интернет рассматривать нецелесообразно, тем более с учетом того многообразия реальных отношений, которые он вызывает к жизни. С учетом специфики каждого из них применимым оказываются в различной степени самые разные законодательные нормы. Так, на отношения, связанные с использованием произведений в Интернете, распространялось, и будет распространяться в дальнейшем законодательство об авторском праве».

В то же время следует учитывать при совершенствовании действующего законодательства особую специфику отношений, складывающихся в «цифровой сфере».

По мнению Леонтьева, «не Интернет нуждается в особом регулировании, а нормы самых разных законодательных актов (в том числе по вопросам авторских прав, иных прав интеллектуальной собственности, образования, библиотечного дела, информации и связи и т.д.) нуждаются в корректировке с учетом специфики отношений, складывающихся благодаря развитию новых средств коммуникации».
Между тем, новая редакция Гражданского кодекса в этом смысле ничего принципиально нового не предусматривает.

Стоит отметить, однако, что после вступления четвертой части кодекса в силу для того, чтобы создать собственный сайт, придется собирать разрешения в письменной форме на использование всех элементов мультимедиа (включая цветовую гамму, структуру изображений, их сочетание и т.п.), используемых на сайте. Но и в настоящее время жизнь пользователей Интернета «тяжела и неказиста» с правовой точки зрения. Это незначительно усложнит им жизнь. Или только наиболее заметным Интернет-ресурсам.

Вероятно, потребуются еще годы для консолидации прав, нормализации отношений и введения правовых механизмов, которые должны позволить заинтересованным лицам эффективно реализовывать свои интересы с использованием новых технологий.

Также немалое время понадобится и для того, чтобы принимаемые законы приобрели более действенный характер. Плаванию «пиратского» корабля штормы пока не грозят.